Жанна Устинова: «Слишком «правильные» стихи – это не по мне…»


Жанна Устинова: «Слишком «правильные» стихи – это не по мне…»

13.04.2020                                            Слово писателю


− Откуда вообще к вам «пришли» стихи и насколько рано Вы их начали сочинять?

− Поэзия «свалилась» на меня неожиданно. Как-то сразу. Основательно. Не скажу, чтобы я уж слишком увлекалась чтением стихов, но кое-что из творчества Ахматовой, Цветаевой, Блока мне нравилось. Лет в шестнадцать я вдруг написала сразу, за пару месяцев, несколько десятков стихотворений (преимущественно пейзажная и интимная лирика).

Заветную тетрадочку я показала преподавателю в университете, и ему (неожиданно для меня) понравились эти незрелые опусы. Стихотворения стали периодически появляться в университетской настенной газете в1995-1997г. Так ко мне пришла первая маленькая слава…

− Вы работаете и в жанре детских стихотворений. Как Вы к нему пришли?

− Году в 2005 снова проснулся творческий «зуд». Появилось много новых стихотворений, которые, к слову, охотно публиковали известные белорусские печатные издания. Тогда же я стала пробовать силы в детской литературе. Написала несколько сказок, рассказов, циклы стихотворений о зиме, о животных. Публикации были в «Вясёлке» и «Рюкзачке», но дальше дело не пошло.

Думаю, редакторы не хотели выпускать в мир литературы ещё одного заурядного автора, который пишет, как все. Я задумалась… на 10 лет! и это пошло на пользу. Изучив, благодаря всемогущему Интернету, массу стихотворений детских авторов, я поняла, как надо писать и о чём, чтобы зацепить глаз редактора ну и, соответственно, увлечь современного маленького читателя. Так в 2017 году появились мои «Странные детки», в которых случаются смехаварии, включаются капризососы, строятся белибердомики и т.д. Эта рукопись сразу же привлекла внимание редактора. И «ур-р-ра!» - издание книги, а следом - номинация на Национальную литературную премию.

Можно сказать, что с этого момента я окончательно определилась, что буду продолжать в том же духе, т.е. – писать для детской аудитории.

− А есть ли любимые детские поэты и произведения на детей, на которые хочется равняться?

− В раннем детстве я обожала К. Чуковского. К слову, большинство его произведений: «Краденое солнце», «Телефон», «Муха-цокотуха», «Мойдодыр» и др. я знала в шесть лет наизусть (полностью!) и с удовольствием декламировала их удивлённым родственникам.

Гораздо позже я увлеклась стихами Юнны Мориц (вспомните её летающих лошадей, ёжика с дырочкой в правом боку, собаку, которая бывает кусачей только от жизни «собачьей») и Андрея Усачёва. Мне очень импонирует их дерзость, порою взбалмошность, а временами и откровенная сумасшедшинка.

Из белорусских детских поэтов мне ближе творчество Андрея Сметанина.

− Каким должно быть хорошее детское произведение? Что важнее – мелодичность, простота языка, изобретательность, юмор? Или есть какие-то ещё компоненты?

− Я не литературный критик и раскладывать по косточкам произведения не умею. Но точно знаю: занудные, морализаторские, слишком «правильные» стихи – это не по мне. Наверняка (сужу по себе), если ребёнок ни в одном месте не «споткнётся», не удивится, не задаст вопрос – скорее всего это произведение будет быстро и благополучно забыто. На-всег-да!

− Сейчас очень многие произведения для детей страдают «сюсюканьем», что ли. Они написаны в нарочито простой манере, явно заигрывающей с маленькими читателями. Но Вы, кажется, не применяете этот метод?

− Нет – это не про меня точно! Чем сложнее, тем лучше. Больше вопросов – больше ответов. Идёт развитие и воспитание, но ни в коем случае не навязчивое. Когда мне (было такое) молодые мамы говорят, что «Странные детки» сложноваты для восприятия, я только молча усмехаюсь в ответ. А что вы хотели? Человека растите и наверняка хотите, чтоб он был умным и успешным. Тогда вперёд на мины – точнее, на сложности в текстах!

И ещё: всякой книге – свой возраст!

− Если с детскими произведениями целевая аудитория ясна, то кого бы Вы назвали целевой аудиторией для своих лирических произведений? Ведь они на самом деле очень разные – от пронзительной любовной лирики до философских стихов и стихов о малой родине.

− Ну можно сразу оговориться, что лавров народного поэта Беларуси я не ищу. Пишу, потому, что понимаю: могу о чём-то сказать кратко, но интересно, так, чтобы люди удивились. К примеру, любовная лирика была очень хорошо принята и женщинами в достаточно преклонном возрасте и ученицами-старшеклассницами (сужу по прошедшим творческим встречам). Насчёт мужской читательской аудитории затрудняюсь ответить. В одном уверена: бывшие ученики точно знают моё творчество - через соцсети.

Стараюсь писать поменьше. Как правило, материал для моего нового сборника собирается годами. И обязательно! - несколько стихов должны быть опубликованы в белорусской периодике. Для меня это своеобразный знак качества.

Удивляет и настораживает, когда слышу про известного автора многочисленных поэтических сборников, но я навскидку не могу ничего вспомнить из его «нетленки». Зачем гнаться за количеством - лучше меньше да лучше!

− Доводилось встречаться с по-настоящему жёсткой критикой или с неадекватностью читателей?

− Слава Богу – нет! Все мои читатели до сих пор отзываются о моём творчестве только положительно. Знаю, есть человек, у которого моя книга лежит на полке рядом с иконами. Книга зачитана, многое выучено наизусть. В такие моменты понимаю: всё не зря! Через меня сверху идёт трансляция каких-то «правильных» мыслей и идей. Я не могу взять и просто… отмахнуться.

− Наверное, у многих писателей есть представления об Идеальном Произведении, которое хочется написать. Такое, чтобы – ах! А у Вас они есть?

− Идеальных Произведений не бывает! Это моё мнение... Произведения Ван Гога высоко ценятся критиками и стоят баснословных денег, а меня они никак! не цепляют. Со-вер-шен-но! Так какие же они Идеальные? Так же и в литературе – всё субъективно. Многие шедевры слова (по общепринятому мнению) мне чужды и непонятны. Недавно прочла роман одного известного американского писателя, в котором очень доступно, иронично показано, как формируется общественное мнение и как порою откровенная чушь становится бестселлером.

Мне, не скрою, как любому автору, хочется написать нечто незаурядное. И это случится только в том случае, если идея придёт свыше… Вот так однажды «бабах!» по голове: мозги зачешутся - и пошло-поехало! Жду…

− А если бы потребовалось ответить на вопрос – «Что для меня литература», то Вы бы сказали, что это…

- …другой параллельный мир. Прекрасный и ужасный! Ошеломляющий! В него можно вшагнуть, занырнуть, спрятаться с головой, как под одеяло. Доброе утро, Антон Павлович Чехов! Привет, Уильям Сидни Портер! Здравствуйте, Анатолий Алексин! Сегодня я в Росси конца позапрошлого века, завтра в Америке начала прошлого… Захочу отправлюсь в средние века, захочу – загляну в будущее глазами фантастов. Удивительно? Факт! Жалко, что не все разделяют мой восторг… Я без книг не представляю своей жизни. Уж если вынужденное уединение - то с огромной библиотекой!

Фантазия безгранична, как Вселенная... Кому-то отламывается большой кусок, на кого-то падают крошки…

Счастья вам, люди! И больше фантазий – для жизни интересной и яркой.

Могилёвское областное отделение ОО СПБ

Биографическая справка

Жанна Устинова родилась в д. Копачи Мстиславского р-на.
По образованию – учитель белорусского языка и литературы. Работала долгое время в ГУО «Горбовичский УПК д/с – СШ» сначала учительницей, затем – заместителем директора по воспитательной работе.
Автор книг стихов и прозы. Пишет на русском и белорусском языках. Произведения были напечатаны в разное время в таких изданиях как «ЛіМ», «Учительская газета», «Гаспадыня», «Могилевские ведомости» и др.
В последнее время много работает в стихотворном жанре детской литературы. Детские произведения публиковались в «Вясёлке», «Рюкзачке».
Автор книги «Странные дети» (ИД «Звезда»).