Анатолий Мельников: «Если не писать – получится самомучительство…»


Анатолий Мельников: «Если не писать – получится самомучительство…»

19.04.2020                                            Слово писателю


– Вы закончили Московский Литературный институт – то есть, получается, что у Вас профессиональное литературное образование. Насколько это вообще важно и нужно для автора?

– Автора без образования представить трудно… Термин «литературное образование» не совсем точен, если в него не включить формирование литературного слуха, чутья, вкуса, умения быть редактором своих текстов. Над неграмотностью автора читатели смеются всегда. Бывает, конечно, что и сочувствуют.

Свою рукопись следует научиться читать «под микроскопом», отодвинув эмоции и воспоминания. Правильные слова на правильном месте. Филологический, психологический, музыкальный анализ. Глагол в начале и в конце предложения играет разную роль. Текст, перепечатанный каждым предложением с красной строки, в сравнении с первоначальным звучит иначе. Это легко проверить.

Слушать точный смысл и звучание слов, искать их в процессе работы неплохо помогает игра со словами по примеру Льва Николаевича Толстого. Из любого слова он придумывал и записывал все вариации, какие только придумывались. Замечательный тренинг для литератора.

Словари синонимов, антонимов, эпитетов и другие должны быть под руками, а не в Интернете. Пример: в словаре эпитетов к слову «небо» более двухсот описаний и множество примеров из классики, цену которым определит любой их прочитавший. А начинающий литератор в особенности. В Интернете сто эпитетов без всяких цитат.

– Какие задачи вы выполняете своим авторским творчеством?

– Задачи в творчестве? Это я себе представляю с трудом. Есть задача шлифовки текста. Тут всё понятно. Но можно ли поставить себе задачу творить? Можно ли поставить себе задачу создания текста, который должен как-то и чем-то отозваться в сознании читателя? Наверное, может быть задача исполнения замысла, но в процессе работы автор и в самом себе может открыть нечто такое, чего без этого текста и не узнал бы. Может в чём-то измениться и сам. Такую задачу изначально вряд ли придумаешь. В широком же смысле смысл любого творчества и его результат, цели, задачи проявятся сами, отражая мировоззрение и позиции автора. Конкретную задачу для конкретного рассказа или повести можно, наверное, определить. Это поможет работать смелее.

Что лично для вас писательство? Вы относитесь к нему как к бизнесу (условно, в год продать по книге) или, может быть, средство высказаться? Или что-то третье?

– Что есть писательство? Бизнес? – Нет. Высказаться? – Несколько ближе. Что-то третье? – Да. Пока не напишешь – не отпустит. Если не писать – получится самомучительство.

В любом творчестве отражается потребность поделиться не просто информацией, а чем-то более полным, что можно вместить в некий образ или образы именно художественные, несравнимо более богатые и насыщенные в сравнении, например, с текстом газеты. Это если говорить о литературе как искусстве, ни капли не принижая журналистики, имеющей свои задачи и изобразительные средства, владение которыми обязательно.

– Есть ли писатель на творчество которого похожи ваши работы? Кому подражали / подражаете?

– В начале, как подметили однокурсники в Москве, было некое подражание Паустовскому. Это путь понятный. В любом деле первые шаги делаются за руку с мастером. Потом – своя дорога. О подражании могут говорить критики и читатели, но даже короткий рассказ – авторский. Музыка языка, тема, сюжет – авторские, но опытному читателю что-то может вспомниться из других произведений. Так возникает ощущение подражания. Тем не менее, опасаться этого не следует. Опыт работы всё равно создаст свой стиль. В этом можно убедиться, открыв любую страницу Флобера, Булгакова, Платонова. Флобер в письмах к Луизе Коле признавался, что за неделю еле осилил один абзац, который, «кажется, получился, как надо».

– Сейчас, когда написание книг фактически поставлено на поток, авторы очень мало работают над текстами. В опубликованных на Интернет-площадке книгах, которые читают десятки тысяч подписчиков, полно ошибок! Насколько вообще важна для автора тщательная работа над текстом произведения?

– Если автор уважает читателя, текст будет без ошибок. Чтение малограмотных произведений съедает время и портит вкус. В «Литературной газете» как-то обсуждался список ста книг, которые следует прочесть обязательно. За ними по интересам последуют и другие. Там тексты без ошибок. Их количество в книге из потока может служить хорошим показателем и сигналом: дальше не читать.

– Может быть, дадите какие-то советы молодым авторам по работе над текстом. Как Вы работаете над произведениями?

– Эти советы всем давно даны известными писателями. Главный: писать и переписывать, пока не станет ясно: получилось или нет. Если результат не нравится, – пусть полежит в столе. Выбрасывать не следует. Заготовка со временем может стать удачной находкой.

– Хотели когда-нибудь редактировать уже вышедшее собственное произведение?

– В своих «ФАГГИ» сегодня мог бы заменить несколько слов, т.к. они повторяются в близких абзацах. И добавить короткий эпизод, смысл которого преследовал много лет, пока шла работа, но в сознании высветился в дни печатания книги и вошёл в электронную версию. Это короткий сон главного героя о горном восхождении. Здесь любовь к горам, попытки постичь их магию, итог размышлений о том, что горы (уже в широком смысле) могут открыть в человеке.

– Антиутопия – достаточно распространённый сейчас жанр. А Ваш роман «ФАГГИ» − это как раз антиутопическая фантастика. Где поднимаются и экологические проблемы, и нравственные, да и вообще, делается проекция на далёкое будущее. А антиутопии имеют такую неприятную особенность – мрачные пророчества в них часто оправдываются. Что-нибудь, о чём написано в романе, оправдалось?

– Оправдывается одно: любовью стали «заниматься».

– В «ФАГГИ» будущее, при всём техническом развитии человечества, видится очень мрачно. Есть поводы для пессимизма, или это просто такой способ заставить читателей задуматься?

– Пессимизм (надеюсь, не крайний) предлагает ещё и возражение, думание, размышление. Самостоятельные выводы, сделанные читателем, свои мысли всегда глубже и лучше запоминаются, превращаясь в личный опыт. Известно же, что прочитанная книга – это ещё одна прожитая жизнь.

– И всё-таки Вы оставляете своим героям некий шанс… путь… возможности. А Вы вообще сторонник счастливых концовок?

– Хорошая концовка логичнее и разумнее именно предложением думать, делать самостоятельные выводы. Отсутствие шансов, тупик, безысходность в жизни крайне редки и чаще всего временны. Их наличие в литературном произведении может толкнуть к неправильным поступкам. Сила слова слишком велика и может убить надежду. Что было со сторонниками юного Вертера Гёте? Сколько горя они принесли близким, обрывая свои жизни на самом взлёте? Автор обязан думать о читателе, а не только «самовыражаться».

Как-то в своих записках я обнаружил выписку из Данте: «В строгом смысле слова потомство не имеет души». Эта мысль стала загадкой и стартом к долгим размышлениям. И вдруг повезло: тему прекрасно исследовал и поясняет Мераб Мамардашвили. Там целая лекция. Коротко не скажешь. Если же попытаться, то здесь намёк на создание своей души каждым человеком с молодости.

Мысли умнейших людей мира можно найти в Интернете. Сегодня эти сокровища не в спецхранах и доступны всем. Знакомство с ними помогает расти.

Всем, склонным к творческим исканиям, непременно следует познакомиться с работой Н. Бердяева «Смысл творчества».

Пресс-служба Могилёвского областного отделения СПБ

 

Биографическая справка

Анатолий Леонидович Мельников родился 10 марта 1955 года в Могилеве. Окончил Киевский институт инженеров гражданской авиации, московский Литературный институт имени М. Горького, школу режиссеров-операторов. Работал служащим аэропорта, экскурсоводом, режиссером Народной киностудии, директором Дома культуры, редактором телевидения и радио, личным корреспондентом республиканской газеты, преподавателем курса журналистики печатных и электронных СМИ в университете, руководителем пресс-центра, главным специалистом управления идеологической работы Могилевского облисполкома. Сейчас является телеведущим программы «Время АРТ» телерадиокомпании «Могилев». Член Союза писателей Беларуси.
Работает в разных жанрах малой и крупной прозы. Автор научно-фантастической антиутопии «ФАГГИ», которую можно прочитать в могилёвских библиотеках.