Победа во имя мира (взгляд через призму времени)


Победа во имя мира (взгляд через призму времени)

25.05.2020                                                Публицистика


Надо отдать должное уму и такту наших предков…

Они относились к окрестным народам как к равным, пусть даже непохожим на них.

И благодаря этому они устояли в вековой борьбе, утвердив как принцип не истребление соседей, а дружбу народов.

Лев Гумилев

 

Девятое мая 1945 года. Полночь. Москва не спит. Радостно напряжённое ожидание. Все у громкоговорителей. Последует «важное сообщение» – самое важное за всю войну: о Победе. Этого исторического мгновения ждали без исключения все, ждали тысячу четыреста восемнадцать военных дней и ночей. И вот оно близится…

Предместье Берлина Карлхорст. Полночь. Зал в сером здании бывшего военно-инженерного училища. За длинным столом – представители Верховного главнокомандования союзников. В центре – маршал Жуков.

Подписывается Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Молча генерал-фельдмаршал Кейтель ставит свою подпись и отходит от стола. Официально признано полное и абсолютное поражение нацизма во Второй мировой войне. Свершилось!

…Москва. Два часа десять минут. По радио передают весть о капитуляции гитлеровской Германии. Победа! Люди в едином порыве выходят на улицы, спешат к Красной площади. Преисполненные радости, обнимаются, целуются, плачут. В предрассветное небо взлетают ракеты. Наступает безмерно счастливый день – День Победы.

Ликуют Лондон, Нью-Йорк, Варшава, Прага, Белград. В Бухаресте парад советских и румынских войск, демонстрация. Посол Советского Союза в Италии принимает поздравления от римлян, радостно вышедших на улицы.

Маршал Тито выступает по радио: «В день великой победы объединённых наций над общим врагом мысли всех наших народов обращены с благодарностью к славной, непобедимой Красной Армии».

Черчилль говорит по радио: «Сегодня мы, вероятно, будем думать главным образом о самих себе. Завтра мы воздадим особую хвалу нашим русским товарищам, чья доблесть на поле боя явилась одним из великих вкладов в общую победу».

Послание Трумэна: «Мы глубоко ценим великолепный вклад, внесенный могучим Советским Союзом в дело цивилизации и свободы».

Генерал де Голль – Сталину: «Прошу передать Вашему народу и Вашей армии чувства восхищения и глубокой любви Франции к её героическому и могущественному союзнику».

В Дрездене работники городской управы вручают советским офицерам старинные позолоченные ключи от городского замка.

Сталин посылает приветствия главам союзных государств. Он пишет Трумэну: «Совместная борьба советских, американских и британских армий против немецких захватчиков, завершившаяся их полным разгромом и поражением, войдёт в историю как образец боевого содружества наших народов».

1

Шесть долгих лет полыхал костёр Второй мировой войны на нашей планете. Вооружённая борьба развернулась на территории 40 стран Европы, Азии и Африки. В войну вступило 72 государства с населением в 1 млрд. 700 млн. человек, т.е. около 80% всех жителей Земли в то время. Урон, который причинён человечеству в ходе её, громаден. Только человеческих жизней она унесла примерно 55 млн., в том числе 17 млн. – на фронтах, приблизительно 35 млн. человек было ранено и почти 25 млн. из них остались на всю жизнь инвалидами.

Никогда прежде последствия войн не приводили к таким колоссальным сдвигам во всех мировых процессах, не вторгались столь властно в действительность, как за десятилетия, что миновали со дня нашей Победы.

Опыт этого семидесятилетия с необычайной убедительностью подтвердил: победа над фашизмом означала прежде всего исторический успех самых широких демократических сил современного мира.

Демократический характер антифашистской борьбы определялся прежде всего решающим участием в ней Советского Союза, широких народных масс многих других стран. В её ходе советский народ совершил беспримерный подвиг, внес главный и определяющий вклад в избавление человечества от самой большой опасности, когда-либо нависшей над ним. Четырёхлетняя борьба советского народа против фашизма приняла особые, героические формы, отвечавшие масштабам опасности.

Сейчас, спустя семьдесят лет, едва ли есть на Земле люди, не знающие какие цели ставил перед собой нацистский режим во Второй мировой войне. Вероятно, ни одно поражение государства, развязавшего какую-либо из войн, не сопровождалось столь всеобъемлющим, столь доказательным и документированным разоблачением его тайных целей, как поражение «третьего рейха». Однако американский профессор Гвидо Препарата ещё в юности страстно захотел понять, как могла Европа совершить «чудовищное самоубийство», не сумев предотвратить тотальной войны. Он решил докопаться до её глубинных причин и пришёл к выводу, что исследователи сознательно избегают подробного описания периода возникновения фашизма, ибо это грозит раскрытием многих тайн, чего никак не хотят сильные мира сего.

Препарата написал замечательную книгу «ГИТЛЕР, Inc. Как Британия и США создавали Третий Рейх», которая почему-то не стала широко известной и часто цитируемой, хотя того чрезвычайно заслуживает, ибо принципиально меняет понимание всей истории Второй мировой войны. Автор убедительно показал, как действовали архитекторы ада через малоизвестные «клубы».

«Клубами» автор называет «укоренившиеся и самовоспроизводящиеся братства», стоящие во главе англосаксонских государств и образованные конгломератом старых династий. Происходят эти династии из аристократии, банкирских домов, офицерских каст армии и спецслужб, дипломатов. Конгломерат сей и ныне прочно вплетён в ткань современных «демократий».

«Клубы» эти действуют, управляют, воспитывают и мыслят как компактная, тесно спаянная олигархия, привлекающая к сотрудничеству средний класс, который она использует как фильтр между собой и пушечным мясом – простолюдинами. А все демократии на самом деле – это хитроумные модели правления олигархов, где массы не имеют никакого влияния.

Британские «клубы» в начале ХХ века стали опасаться бурного роста Германии и её сближения с Россией: ведь если бы им удалось создать военный союз, немецкие знания и технологии вкупе с гигантскими российскими ресурсами дали бы в результате союзникам громадную мощь, которая могла угрожать англосаксонской гегемонии в мире.

Британии удалось столкнуть Германию с Россией и в результате войны ослабить потенциальных союзников – в мировой войне именно они понесли наибольшие потери: Германия и Россия имели каждая более 2,2 млн. убитых (Англия – 700 тыс).

Но Германия тогда избежала разгрома своей элиты и военно-экономического потенциала, потому её требовалось добить.

Вторая мировая стала беспрецедентным за всю историю людским жертвоприношением. Народы Европы, особенно славянские и германские, войной были очень ослаблены. И зачем уничтожили адским оружием четверть миллиона человек в Хиросиме и Нагасаки?! В том ведь не было военной необходимости, достаточно было и обычных бомб.

Препарата считает: «В двадцатом и в начале двадцать первого века победу празднуют англо-американские клубы, и власть их не имеет ничего общего с правами человека, свободными рынками и демократией, независимо от того, что они могут бесстыдно проповедовать». Разве действия этих «клубов» мы не видим в нашем веке в Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии, Палестине, на Украине? Войны во всём мире развязывают даже, наверное, вовсе не те люди из официальной власти, которых мы видим, – ибо это лишь надводные части властвующего «айсберга». Профессор заканчивает книгу приговором:

«Невероятно огромна гора лжи, которую нагромоздили представители англо-американского истеблишмента, чтобы сохранить в глазах обществ своих стран миф, что Вторая мировая война была «хорошей» войной, в которой восторжествовала справедливость. Доказательства лживости таких утверждений – во множестве папок, документирующих разные фазы этой интриги. Эти доказательства до сих пор остаются недоступными для общества – «из соображений «национальной безопасности»».

Надо бы только вместо слова «интрига» поставить – «преступление». Препарата убедительно показал, что именно Англия и США готовили Вторую мировую войну. Их общие потери в ней – менее миллиона людей, тогда как СССР и Германия, которых они столкнули, суммарно потеряли более 30 миллионов человек. США же после войны сильно обогатились, став мировым гегемоном. Да и Британское Содружество, прячась «скромно» за гегемонией США, тоже осталось и очень-очень богатым и мощным.

Анекдот есть, но не смешной, а горький. 9 мая 1945 года. В кабинет главы британской разведывательной службы вошёл человек лет за 50 с коротким усиками и характерной чёлкой, докладывает: «Задание по уничтожению Германии выполнено».

И ведь мало кого из виновников войны мучило сознание, что для достижения своих мерзких целей они организовали на планете ад.[1]

Чтобы осознать, чем обернулась бы для всего мира военная победа Гитлера, не требуется чрезмерной фантазии. Свидетельствуют реальные факты. Создатели «Генерального плана «Ост» готовили народам нашей страны такую участь: «Несомненно… десятки миллионов людей погибнут от голода, если мы изымем из этой страны то, что нам необходимо… Многие миллионы людей (свыше пятидесяти миллионов. – В.Е.) станут излишними на этой территории, они должны будут умереть или переселиться в Сибирь». Геринг, второе лицо в нацистском государстве, говорил осенью 1941 года: «В этом году в России умрёт от голода от двадцати до тридцати миллионов человек. Может быть, даже хорошо, что так произойдёт: ведь некоторые народы необходимо сокращать», – т.д. и т.п. Аналогичная судьба готовилась и народам других стран разных континентов. Апогеем ХХ века должно было стать истребление значительной части человечества.

Вдумаемся, с кем пришлось иметь дело человечеству семь десятилетий назад, каков был образ мышления гитлеровцев и какими средствами они располагали, чтобы свой кровавый бред методически, последовательно и неуклонно превращать в реальность. На СССР ринулись 152 германских и 29 румынских и финских дивизий, имеющих вооружение: 4950 самолётов, 2800 танков, 4700 орудий и миномётов – всего с той стороны гигантского Восточного фронта на нас кинулось во всеоружии около 5,5 млн. человек!

Да, сейчас во всех деталях известна политико-стратегическая программа нацизма. «Всё, что я делаю, направлено против России», – говорил Гитлер. Он производит «переоценку» завоевательных доктрин своих предшественников. Он устанавливает новые «приоритеты». Критикует Вильгельма II. Хвалит Бисмарка за его «европейскую политику»: завоевать сначала не заморские колонии, а европейский континент. «Железный канцлер» был ближе к «европейской идее», чем кайзер, мечтавший о далёких землях. Не «где-то в Камеруне», а сначала «здесь, в Европе», считал Гитлер. Надо создать «мощный континентальный базис» германской империи. Но отнюдь на этом не останавливаться.

Завоевание Советского Союза рассматривалось нацистами как волшебный ключ к господству над миром. В экономическом, военно-стратегическом, идеологическом и многих других аспектах это была для них задача номер один. Гитлер заявлял: «Нам недостаточно просто разбить русскую армию и захватить Ленинград, Москву и Кавказ. Мы должны стереть с лица земли эту страну и уничтожить её народ». Без комментариев… Хотя уже 14 июня 1941 года, выступая перед генералами с напутственной речью, Гитлер заявил: «Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьём врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность… Мы ведём войну не для того, чтобы законсервировать своего противника, а для того, чтобы уничтожить его».

И сегодня люди во всем мире не должны забывать, что фашизм рассматривал победу над СССР как главную предпосылку для того, чтобы затем завоевать, подавить, истребить многие народы Азии, Европы, Африки, а возможно, и Америки.

Агрессия против СССР рассматривалась как важнейший (его возводили в степень некой мистико-идеологической доктрины) путь к решению коренных проблем всей нацистской политической философии, к созданию «всемирного рейха».

Сейчас, через семьдесят лет, нельзя забывать о политике попустительства («умиротворения») агрессии, наталкивания Германии на Восток. «Антикоммунизм – вот основная глупость нашей эпохи», – говорил Томас Манн. Руководимые политической программой и эмоциями антикоммунизма, многие государственные деятели Запада в тридцатые годы помогали Гитлеру шире открыть те самые двери, через которые он мог ворваться и в их собственный дом.

Сегодня в ходу подлое сравнение Сталина с Гитлером, коммунизма с нацизмом. Но Гитлер запретил КПГ и объявил «крестовый поход против советского коммунизма». Под руководством Сталина гитлеровский фашизм был наголову разбит, а возглавляла борьбу советского народа с нацизмом Коммунистическая партия. Из 8,5 млн. советских воинов, павших на фронтах Великой Отечественной войны, более трёх миллионов были коммунистами. Чего стоят после этого подлые сравнения?

Без позора Мюнхена, возможно, не было бы Второй мировой войны. Сухощавая фигура с зонтиком – британский премьер Чемберлен – должна стоять в первых рядах галереи виновников войны, если такая когда-либо будет создана. Его визиты в баварскую резиденцию Гитлера Оберзальцберг были зрелищем бесподобным с точки зрения тех, кто тогда думал, что коммунизму вот-вот придёт конец. С какой доверительностью его министр иностранных дел Галифакс говорил Гитлеру в ноябре 1937 года: в Англии «удовлетворены тем, что фюрер, уничтожив коммунизм в своей собственной стране, не только сделал великое дело для самой Германии, но и преградил ему путь в Западную Европу». Подарив без выстрела Германии неприступный оборонительный барьер Судет, мюнхенцы пустили солдат в самое сердце Европы, поразили и закупорили её кровеносные сосуды, раздробили суставы европейской обороны. Однако ни один из расчётов мюнхенской политической стратегии не оказался верным, ни один план не оправдался, и последствия не заставили себя ждать…

Наиболее реакционные империалистические силы Запада видели выход из сложнейших классовых, политических и экономических противоречий и кризисных ситуаций, обрушившихся на капиталистический мир в тридцатые годы, в том, ЧТОБЫ ПОЗВОЛИТЬ ФАШИЗМУ РАЗВЯЗАТЬ ЭТУ ВОЙНУ, в которой, как надеялись, он сокрушит Советский Союз. Нетрудно представить, что произошло бы на Земле, если бы Советский Союз не устоял…

Ход истории заставил тех, кто из западных столиц вдохновлял «восточную ориентацию» агрессии нацизма, пойти затем на широкий союз с Советским государством, которое взяло на себя основное, самое тяжкое бремя борьбы с фашизмом.

После побед в Западной, Северной и Юго-Восточной Европе «третий рейх» решил осуществить главную свою задачу. За спиной «крестоносцев» – экономическая и военная мощь почти всей Европы (и не только Европы!), успешный двухлетний опыт разгрома Польши, Франции, Норвегии, Дании, Бельгии, Голландии, Люксембурга, Греции, Югославии.

…Вряд ли можно найти в военной истории нового времени примеры большего упоения призрачными победами, нежели заседания и «застольные беседы» в гитлеровской ставке «Вольфшанце» (Восточная Пруссия) летом 1941 года. Там были уверены, что Советский Союз разбит. «То, чем для Англии была Индия, для нас будет Восток», – восторженно провозглашал Гитлер в кругу своих клевретов. Уже отдавались приказы о немедленном марше в Москве, о прорыве танковых дивизий через Закавказье на Ближний Восток. Рано, пташечка запела…

Удар был страшен. Всё было на кону! И огромная страна встала во весь свой рост. Война, которую вели народы СССР была справедливой, освободительной войной. Советский народ под руководством ВКП (б) защищал свой общественный строй, свою демократическую форму власти, свою великую культуру. Война предопределила невиданную в истории сплочённость народа и армии, небывалый масштаб и подлинно всенародный характер борьбы с агрессором. Сейчас мы можем сказать, не лукавя, что наш народ в той суровой битве за жизнь отдал всё – и это его спасло, он выстоял.

Цели и задачи Великой Отечественной войны Советского Союза носили глубоко интернациональный характер. Это обеспечивало широкую поддержку героической борьбы советского народа и Красной Армии со стороны всех прогрессивных сил мира. Весь мир замер, ожидая, выполнит ли Гитлер своё обещание «рассчитаться с большевизмом». Первым поднял свой голос Э. Тельман, вождь коммунистов Германии: «Советский народ сломает шею Гитлеру», – прозвучало уже 22 июня сквозь глухие стены берлинской тюрьмы Моабит. На другой день Компартия США опубликовала «Заявление в поддержку Советского Союза в его войне против фашизма»: «…Эта военная агрессия фашистских заправил Германии представляет собой удар по народу Германии, а также по народам Соединённых Штатов и всего мира… Американский народ – рабочие, трудящиеся, фермеры, массы негритянского народа, мелкобуржуазные слои – все те, кто ненавидит фашизм и угнетение и любит мир и свободу, будут считать дело Советского Союза и его народов делом всего передового и прогрессивного человечества». 24 июня Компартия Германии приняла «Воззвание в защиту СССР».

А вот реакция на злодейство прорабов и архитекторов войны. 24 июня сенатор Гарри Трумэн, будущий президент США, в газете «Нью-Йорк таймс» заявил: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше».

Ему вторил Герберт Гувер, бывший президент США: «Говоря по правде, цель моей жизни – уничтожение Советской России».

Сэр Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании, соблаговолил позволить своему старшему сыну Рандольфу высказать то, что думал сам: «Идеальным исход войны на Востоке был бы такой, когда последний немец убил бы последнего русского и растянулся мёртвым рядом».

Летом и осенью великого по своему героизму и трагичности тысяча девятьсот сорок первого года советские солдаты в грандиозных кровопролитных сражениях вынесли первый, самый мощный удар нацистской военной машины, удар, в который она вложила всё, чтобы разом покончить с «восточным противником». В Смоленском сражении дивизии вермахта впервые во Второй мировой войне были остановлены, а под Ельней – отброшены. Именно отсюда начинался отсчёт будущих наших успехов и побед. Под Киевом, Одессой, Ленинградом, под Витебском, Сольцами, на подступах к Крыму – везде советские солдаты оказывали врагу стойкое, мужественное сопротивление.

Фашистским захватчикам не удалось устрашить советских людей. «Как львы дрались советские пограничники, – писала «Правда» на третий день войны, – принявшие на себя первый внезапный удар подлого врага… Они бились врукопашную, и только через мёртвые их тела мог враг продвинуться на пядь вперёд». Беззаветно и самоотверженно сражались также защитники Брестской крепости. Фашистский идеолог Геббельс записал в своём дневнике: «Большевики защищаются с ужасным упорством, и пока не может быть и речи о прогулке в Москву». После семи дней войны начальник генштаба сухопутных войск Германии Гальдер писал: «Противник в пограничной полосе почти всюду оказывает ожесточённое сопротивление. Русские сражаются до последнего человека, упорное сопротивление заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше, на Западе мы могли позволить себе известные вольности, что теперь уже невозможно. Противник сражается фантастически…». Фашистский «блицкриг» дал первые серьёзные трещины. «Молниеносной войны» не получилось. Гитлеровцы дорогой ценой заплатили за первые успехи. Потери к середине июля лишь в сухопутных войсках противника составили около 100 тыс. человек, 1284 самолёта и почти половину танков.

С особой силой проявилась в это трудное время организаторская роль Коммунистической партии. Она превратила страну в единый боевой лагерь, возглавила широкую перестройку всей жизни страны на военный лад. Мобилизация и развёртывание вооружённых сил, перевод всей экономики на военный путь, широкое развитие военной промышленности, концентрация всех усилий страны, народа на единой цели – разгроме врага, определение путей и методов достижения победы, воспитание народа в духе непримиримой борьбы с врагом – таковы основные направления деятельности партии, имевшие определяющее значение для организации разгрома фашизма.

Противопоставив гитлеровской стратегии «молниеносной войны» свою, гораздо более глубокую, фундаментальную стратегию, советское Верховное Главнокомандование уже в сорок первом году добилось коренного поворота в ходе войны. Партия призвала народ к мужеству и героизму на фронте, самоотверженному труду в тылу. Вся жизнь страны подчинялась лозунгу «Всё для фронта, всё для победы!». Уже к 1 июля 1941 года в Вооружённые Силы влилось 5,3 млн. человек, из них 2 млн. добровольцев. К осени 1941 года было сформировано более 1750 истребительных батальонов, около 60 дивизий народного ополчения, 200 отдельных полков.

В Вооружённые Силы было направлено 500 секретарей республик, краевых, областных комитетов, горкомов, райкомов, 1535 работников аппарата ЦК, областного и районного звена. Всего за первые шесть военных месяцев в партийные организации Вооружённых Сил влилось 1100 тыс. коммунистов. В кратчайший срок, с июля по ноябрь 1941 года, в восточные районы было перебазировано 1523 промышленных предприятия.

Ныне широко исследованы и всем известны события Второй мировой войны, Великой Отечественной войны Советского Союза – главной её части…

Грянула Московская битва. Гитлеровский план получил многозначительное название «Тайфун»: так подчёркивалась сокрушительная сила готовившегося натиска. Накануне наступления на Москву командование вермахта обратилось к немецким солдатам с воззванием: «Солдаты! Перед вами Москва! За два года войны все столицы континента склонились перед вами, вы прошагали по улицам лучших городов. Осталась Москва. Заставьте её склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдите по её площадям. Москва – это конец войны». Маршал Жуков напишет: «Красная Армия под Москвой впервые за шесть месяцев войны нанесла крупнейшее поражение главной группировке гитлеровских войск». «Подвиг этот поистине великолепен. Что можно ещё сказать!» – признавал министр иностранных дел Великобритании А. Иден. Штаб верховного главнокомандования вооружённых сил Германии был вынужден признать: «Русское контрнаступление, бывшее для верховного командования полностью неожиданным, показало, что мы грубо просчитались в оценке резервов Красной Армии». Итог – стратегическая инициатива перешла в руки армии «Советов», а немецкий тыл оказался в кризисном положении. В самой Германии усилились антинацистские настроения, активизировалась деятельность антифашистского подполья.

Летом 1942 года германское танковое наступление продолжается. Гитлер говорит: «Советы… будут разгромлены. Спасения им больше не существует. Лето является решающей стадией военного спора. Большевиков отбросят так далеко, чтобы они никогда не могли касаться культурной почвы Европы». К осени противник оккупировал огромную территорию, прорвался к Волге и Главному Кавказскому хребту. В те дни радио Берлина возвестило: «Сталинград взят доблестными немецкими войсками. Россия рассечена на северную и южную части, которые скоро впадут в состояние агонии». Но… Агрессору противостояла уже совершенно иная, чем в 1941 году, страна, ставшая единым военным лагерем. Успешно развивалась советская экономика, возрастала боевая мощь Советских Вооружённых Сил. Командные кадры приобретали боевую закалку и становились опытнее, укреплялся моральный дух воинов.

Начинается беспримерная Сталинградская битва. Шесть месяцев она бушует на огромных пространствах. Уничтожены отборные части нацистского вермахта. «Третий рейх» потрясён до основания. Объявлен траур по 6-й армии. Немецкий генерал Г. Дерр писал в своих воспоминаниях: «В 1942 году Сталинград стал поворотным пунктом Второй мировой войны. Для Германии битва под Сталинградом стала тягчайшим поражением в истории, для России – её величайшей победой…». Победа под Сталинградом произвела колоссальное впечатление во всём мире. Президент США Рузвельт назвал победу эпической. В своей грамоте городу Сталинграду он отметил, что эта победа будет вечно вдохновлять сердца свободных людей. Черчилль назвал победу под Сталинградом изумительной, а король Великобритании прислал меч с надписью: «Гражданам Сталинграда, крепким как сталь, от короля Георга VI в знак глубокого уважения британского народа». Государственный секретарь США Э. Стеттиниус справедливо отмечал серьёзную угрозу, нависшую в то время над судьбами человечества: «Американскому народу не следует забывать, что он находился на краю гибели в 1942 г. Если бы Советский Союз не удержал свой фронт, немцы получили бы возможность покорить Великобританию, они были в состоянии захватить Америку, а затем создать плацдарм в Латинской Америке». К сожалению, прошедшие годы после этого грандиозного события мирового значения изменили подходы и оценки победы советского оружия.

Мы выиграли и битву под Курском, равной которой не знала история, в ней с обеих сторон участвовали тысячи танков и самолётов. Эта наша победа означала полный провал всей наступательной стратегии гитлеровской Германии. Небезынтересна оценка, данная теми, кто готовил и проводил операцию «Цитадель», кто потерпел поражение в Курской битве. Э. Манштейн: «Она была последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С её неудачей, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте». Г. Гудериан: «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение… Инициатива полностью перешла к противнику». «Никакие силы теперь её (Германию. – В. Е.) уже не могли спасти. Вопрос был лишь во времени», – отмечает маршал Жуков. Завершился коренной перелом в войне. Как писал маршал А.М. Василевский, «Москва, Сталинград и Курск стали тремя важными этапами в борьбе с врагом, тремя историческими рубежами на пути к победе над фашистской Германией».

Последующие операции Красная Армия вела, безраздельно владея инициативой. Советские войска громят гитлеровские армии в Белоруссии, Прибалтике, на Украине и в Крыму. Союзники очищают Северную Африку, высаживаются в Нормандии, вместе с движением Сопротивления, в котором ведущей силой были коммунисты, изгоняют гитлеровцев из Италии, Франции. Красная Армия совместно с польскими, чехословацкими, затем румынскими войсками, взаимодействуя с партизанским движением, освобождает ряд стран Восточной и Юго-Восточной Европы. Грандиозная Берлинская операция увенчала победу над фашизмом. Наступил День Победы…

Необходимо помнить уроки истории. Необходимо сделать всё возможное, чтобы не повторилось то, что было в тридцатых – начале сороковых годов. История с предельной убедительностью показывает, к чему ведёт путь антикоммунизма, подавления сил прогресса, национальных интересов народа, в какую катастрофу могут ввергнуть человечество крайние правые силы империалистической реакции, если они располагают свободой действий, захватывают власть и осуществляют свою внешнеполитическую программу.

С той же убедительностью история свидетельствует, что социалистическое общество – наиболее последовательный, непримиримый боец против фашизма, что сила социалистического строя непреоборима, а возможности его колоссальны и в дни мира и в дни войны, что подлинно велик советский народ, внесший столь большой вклад в разгром нацистского режима и всех его институтов.

На стороне гитлеровской Германии, повторимся, была вся экономика Европы, колоссальные ресурсы уже завоёванных стран. Она располагала самой мощной военной машиной капиталистического мира, подготовленной по всем правилам и традициям буржуазного военного искусства, помноженным на фанатическую ярость и дьявольскую изощрённость нацизма. Но германская военная система опиралась на глубоко реакционный общественный строй.

Военная деятельность отражает особенности социальной системы в той же мере, что и любая иная сфера общественной жизни. Советское военное искусство, рождённое новым, передовым общественным строем, доказало своё неоспоримое преимущество над фашистской теорией и практикой ведения войны. Великий Октябрь создал новую военную школу. Социализм всемерно развил её. Война дала ей всестороннюю проверку. Великий урок войны состоит в доказательстве той истины, что социализм – строй, воплотивший в себе идеалы мира, безопасности всех народов, – зиждется на такой социально-политической базе, которая создаёт самые надёжные гарантии успешной борьбы против агрессии.

Чрезвычайно важный итог войны и в том, что экономика Советского Союза, созданная за исторически кратчайший срок, оказалась более жизнеспособной и могучей, чем военная промышленность Германии и её союзников. Победа СССР в огромной степени была экономической победой. Насыщенность наших войск боевой техникой непрерывно росла. Этот рост обеспечивал упорный труд миллионов людей, труд днём и ночью, в жару и холод, под бомбёжками, без учёта проработанных часов, без сетований на усталость, труд во имя жизни, во имя победы! Прав английский писатель и публицист Александр Верт, делающий в книге «Россия в войне 1941-1945» вывод: советский строй, Советское государство, партия «совершили в этих условиях великолепнейший организаторский подвиг». Эвакуация промышленности, её развёртывание на востоке страны, вдохновенный труд миллионов людей обеспечили победу.

Война была тяжелейшим испытанием. В ходе Великой Отечественной войны Вооружённые Силы СССР провели более 40 крупных наступательных операций, завершившихся разгромом мощных группировок врага. Именно на советско-германском фронте вермахт потерял свыше 70 % личного состава, до 70 % танков, орудий, самолётов.

Непомерную цену заплатили народы СССР за победу над агрессором. Людские потери составили более 27 млн. человек, из них около 12 млн. – воины Красной Армии. В руинах лежали 1710 городов, свыше 70 тыс. сёл и деревень, захватчики уничтожили почти 32 тыс. фабрик и заводов, 65 тыс. км железнодорожных путей, затопили и взорвали 1135 шахт, разграбили 427 музеев и 43 тыс. библиотек. Материальные потери достигли почти 1/3 национального богатства страны.

Огромные жертвы понесла и Беларусь, потерявшая около 3 млн. жителей. Немецко-фашистские захватчики и их соучастники разрушили и сожгли 209 городов и городских посёлков, 9200 деревень, уничтожили или вывезли в Германию более 10 тыс. промышленных предприятий, уничтожили 7 тыс. школ, нанесли материальный урон на сумму 75 млрд. рублей (в ценах 1941 г.).

Потери вооружённых сил Германии и её союзников превышали 15 млн. человек (из них на советско-германском фронте – 8,6 млн. человек).

США и Великобритания потеряли около 780 тыс. военнослужащих.

Сейчас, в исторической перспективе, отчётливо видно значение антигитлеровской коалиции в достижении Победы. Этот союз военных лет был сложным общественно-политическим явлением. Гитлер, очевидно, думал, что война против Советского Союза спишет все его прегрешения перед «западными демократиями». Он, однако, жестоко просчитался. Путь к новому сговору с английскими мюнхенцами оказался для него закрытым. В том, несомненно, нашли отражение и усилия советской дипломатии. Советское правительство не дало себя втянуть в конце 1940 года в обсуждение идеи раздела «британского имущества», выдвинутой Гитлером на переговорах с советской делегацией в Берлине.

Фальсификаторы истории Второй мировой войны подвергали и подвергают сомнению закономерность и необходимость образования антигитлеровской коалиции.[2] Однако союз с СССР являлся жизненно необходимым для национальных интересов той же Англии. 12 июля 1941 года в Москве между правительствами СССР и Великобритании было подписано соглашение о совместных действиях в войне против Германии. Юридическое оформление военного союза всех государств, борющихся против фашистских агрессоров, завершилось подписанием 1 января 1942 года в Вашингтоне Декларации 26 государств, получившей впоследствии наименование Декларации Объединённых Наций. Впервые в истории удалось создать мощную коалицию государств, принадлежащих к различным общественно-политическим системам, объединённых общей целью – сокрушения фашистского зла.

Сложность классово-политического содержания этого союза проявлялась, конечно, во многом. Иначе и не могло быть. Были ли в нём серьёзные, порой острые противоречия? Да. Стремились ли наиболее консервативные силы Запада ослабить социализм в ходе борьбы с фашизмом? Да. Тормозили ли эти силы открытие Второго фронта? Доказано давно. И вместе с тем антигитлеровская коалиция была союзом великих народов, понявших друг друга и объединившихся в беспримерной борьбе. Коалиция доказала возможность эффективного взаимопонимания и сотрудничества народов и правительств СССР, США, Великобритании, Франции и других стран – государств с различным строем. Она сблизила людей, убедительно доказала преимущества дружественных взаимоотношений. Она стала продолжением традиций мирного, взаимовыгодного сотрудничества между народами нашей страны и ряда государств Запада.

Сотрудничество становится особенно действенным, когда у него есть большая цель. Тогда это была победа в войне. Сейчас такой целью должно стать утверждение прочного, необратимого мира.

2

Победа в Великой Отечественной войне определяющим образом повлияла на важнейшие итоги и международные последствия Второй мировой войны в целом. Она оказала всестороннее воздействие на борьбу народов за мир, демократию и социализм. Создание международно-политических условий для революционных преобразований во многих странах Европы и Азии, решающий сдвиг мировых сил в пользу социализма – вот главный итог войны. Не оправдались расчёты на ослабление или уничтожение социалистических завоеваний советского народа. Наоборот, экономически и политически ослабленным вышел из войны капитализм. Его мировые позиции резко сузились. От него отпал целый ряд государств с обширными территориями и громадными ресурсами. Экономическая мощь и политическое влияние западноевропейских, японских монополий оказались подорванными. Экономические, политические, социальные плацдармы капитализма уменьшились.

Образование мировой системы социализма – одно из самых главных последствий победы Советского Союза в войне. Но революции в странах Юго-Восточной, Центральной Европы, Азии не были результатом только войны. Борьба с реакцией в её ходе, победа сил прогресса ускорили нарастание внутри этих стран революционных процессов. Опыт войны укрепил волю народных масс к борьбе за классовое, национальное освобождение. Антифашистская, освободительная борьба перерастала в широкие социальные движения. В общем итоге поражение фашистской Германии, милитаристской Японии и их союзников, отвечавшее самым глубоким интересам демократии, всех сил прогресса, открыло путь народным революциям. Капитализм был свергнут в одиннадцати странах Европы и Азии. Революционная практика трудящихся этих стран породила новую форму диктатуры пролетариата – народную демократию. Коммунистические и рабочие партии в своей преобразующей деятельности могли опереться на всестороннюю братскую помощь и поддержку Советского Союза, использовать его богатый опыт. Социалистическая система создавались в условиях широкого наступления революционных сил в различных районах земного шара.

Разгром гитлеровской Германии и милитаристской Японии способствовал крушению колониальной системы империализма. Многие страны Азии, Африки и Латинской Америки уверенно становились на путь самостоятельного развития.

Стремительно рушилась Британская империя, веками считавшаяся оплотом колониализма. В историческом плане то была картина неповторимая. Строительство этой всемирной империи началось ещё в ХVI веке, когда разгром испанской «непобедимой армады» открыл Британии путь к широким захватам. Шиллер писал: «Идёт, идёт полудня флот надменный, под ним кипит всемирный океан. И гром цепей среди грозы военной тебе несёт из отдалённых стран».

В годы войны под мощным натиском национально-освободительного движения Британская империя распалась. Та же судьба ждала и другие империи. В тридцатых годах значительную часть карты мира заполняли колониальные и зависимые страны. После Второй мировой войны одно за другим появилось более 80-ти (!) самостоятельных государств, которые стали на путь социальных преобразований.

Фашизм стремился удушить любое проявление национальной и политической самостоятельности народов. Схватка за свободу, против рабства была смертельной. В обстановке глубоких кризисов и смертельных схваток широкие народные массы капиталистических и колониальных стран переоценивали многие старые представления о демократии.

Кровавые преступления агрессоров всколыхнули народы, заставили простых людей сплотиться на борьбу. Уже в ходе войны стало очевидно, что её реальные итоги будут определяться последствиями развития антифашистского движения Сопротивления, широкого подъёма рабочего, коммунистического, общедемократического движения, национально-освободительной борьбы во многих районах мира.

Эти новые процессы наложили неизгладимый отпечаток на весь последующий ход истории. Всё то, что принесла и потребовала война – неимоверные страдания, жертвы, героизм и сверхнапряжение, – заставило сотни миллионов людей иначе понять мир, его ценности, его сегодняшние задачи и его будущее. Фашизм стремился уничтожить достоинство людей. Смертельная схватка с ним привела к обратному. Люди ещё больше осознали ценность свободы, значение усилий каждого для победы над злом, насилием, угнетением. Война подняла на новый уровень человеческое самосознание, повысила роль и коллектива и индивидуума.

Намерение Гитлера и его системы ликвидировать национальную самобытность народов только усилило их мощную тягу к национальному самоутверждению. Покушение на самые основы культуры придало особый вес защите культурных ценностей, вызвало их интенсивное развитие. Всё это дало мощный стимул широким общедемократическим процессам, росту сил демократии и социализма, ещё выше подняло авторитет Советского Союза – символа подлинно демократических форм и целей борьбы.

Не было европейской страны, население которой так или иначе не участвовало в национально-освободительной борьбе, в движении Сопротивления. Оно развёртывалось повсеместно, и к концу войны его волны захлестнули фашизм.

И в самой Германии, несмотря на свирепый террор нацистского режима, антифашистское движение лучших представителей немецкого народа приобретало в ходе войны всё более активные формы. Уже в начале войны ЦК Коммунистической партии Германии определил задачи коммунистов и всех антифашистов: объединение сил, сплочение и мобилизация всех демократических элементов для свержения нацизма. Вильгельм Пик писал в 1941 году: «Настал момент, когда каждый честный немец должен внести свой вклад в общенародное дело, в беспощадную борьбу против ненавистного режима».

Характер демократического фронта с широкой революционной антиимпериалистической направленностью имело движение «Свободная Германия». Коммунисты создали в подполье ряд организаций, которые, по существу, были ячейками антифашистского Сопротивления. В группы Шульце-Бойзена-Гарнака, Урига, Капелле, Баума и иных борцов немецкого Сопротивления входили и коммунисты, и социал-демократы, и левобуржуазные демократы-интеллигенты и представители других группировок. Образование Национального комитета «Свободная Германия» – центра немецких антифашистов – приветствовали многие честные немцы на фронте, в тылу, в эмиграции. Комитет немало сделал для девальвации фашистского мировоззрения у многих немцев, попавших в плен. Не убедительно ли, что пленённый под Сталинградом фельдмаршал Паулюс по собственному желанию начал в 1943 году читать Маркса и Энгельса. Он сказал: «Как странно, что я, немец, впервые читаю труды великих немцев именно в русском плену. А может быть, в этом и есть глубокий смысл». В тылах вермахта группы немцев-антифашистов вели пропаганду среди солдат.

В самой Германии росла активность антигитлеровских сил, особенно среди молодёжи. Рабочий класс, коммунисты были в авангарде борьбы демократических сил германского народа против нацистской диктатуры. Рабочие занимались саботажем, бастовали. Представители буржуазной интеллигенции, военных округов приняли участие в заговоре против Гитлера. Как известно, кульминацией этого заговора был взрыв бомбы 20 июля 1944 года в «Вольфшанце». Штауфенрберг, Остер, Штир, Ольбрихт и другие открыто выступили против нацистской диктатуры. Неудача заговора и казнь десятков тысяч антифашистов свидетельствовали не столько о силе гитлеровского режима (ему оставалось существовать меньше десяти месяцев), сколько об охватившем его предсмертном отчаянии и безумии.

Новым и необычным историческим явлением было перерастание народного движения Сопротивления ряда стран в классовую борьбу против эксплуататорского строя в целом, против империализма. Война обрушилась прежде всего на миллионы трудящихся всех стран. Логично, что сразу после окончания войны и в первые послевоенные годы трудящиеся многих капиталистических стран добились крупных политических, социальных завоеваний, равных которым не было достигнуто за десятилетия предвоенных классовых битв.

Коммунисты показали себя стойкими, последовательными борцами против фашизма. Численность компартий повсеместно возрастала. После консультации с представителями ряда коммунистических партий по инициативе ЦК ВКП (б) в сентябре 1947 года в Польше состоялось информационное Совещание компартий Болгарии, Венгрии, Италии, Польши, Румынии, СССР, Франции, Чехословакии и Югославии. На нём были обсуждены вопросы о международном положении, обмене опытом и координации деятельности партий. Одной из важнейших задач Информбюро стала защита мира. Это нашло своё выражение и в названии его печатного органа – газеты «За прочный мир, за народную демократию!».

Состоявшееся в Венгрии в ноябре 1949 года Совещание Информбюро ещё раз подчеркнуло, что борьба за прочный и длительный мир, за организацию и сплочение всех миролюбивых сил в обстановке угрозы новой мировой войны должна занять центральное место в деятельности коммунистических партий, всех демократических организаций. Совещание наметило задачи расширения движения сторонников мира, укрепления единства рабочего класса, усиления его борьбы за мир, демократию, социализм.

Тот важнейший итог войны, что фашизм не смог повернуть историю вспять, поработить народы и континенты, уничтожить революционные силы планеты, предельно очевиден сейчас, когда мир столь изменился. Империализм просчитался в отношении возможностей социализма, Советского Союза, и это вызвало далеко идущие последствия.

Дело не только и даже не столько в том, что, например, в 1941 году германский генеральный штаб ошибся при подсчёте дивизий Красной Армии или орудий советской артиллерии, хотя для планирования и ведения войны это очень важно. Главное – в решающем социально-политическом просчёте империализма в целом, то есть империализма и германского, и британского, и американского, который не сумел оценить мощь первого в истории социалистического государства, прежде всего его способность вести современную войну и победить. Этот просчёт стал одной из причин непредвиденного для империалистических сил исхода Второй мировой войны. Этот главный просчёт породил и все остальные, в том числе и военно-оперативные просчёты различных генеральных штабов.

На протяжении многих лет до Второй мировой войны влиятельные консерваторы из ведущих стран Запады рассматривали германский империализм с его военной организацией как свой самый надёжный ударный отряд против социализма. В тридцатые годы вдохновители этого политического курса надеялись вскоре стать хозяевами положения. Гитлер должен был сделать их игру. К чему же привела ставка на «третий рейх», на германскую военную мощь против Советского Союза? Западные державы первыми оказались под ударом фашистского государства и того мощного военного механизма, который сами же деятельно помогали создавать. Они вынуждены были затем шесть лет вести тяжёлую войну против нацистской военной машины, которую так вдохновенно готовили для совершенно иного. Им пришлось вступить в союз с государством, уничтожить которое они намеревались руками тех, кто едва не уничтожил их самих, если бы не героизм народов этого молодого социалистического государства. Они понесли моральный проигрыш в глазах сотен миллионов людей разных стран. В качестве результата войны они получили глубокий кризис всей системы капитализма. В ходе войны и Германия и некоторые западные державы вынуждены были, каждая со своих позиций, вновь и вновь обнаруживать такие свойства Советского государства, о которых незадолго до того не имели и представления. 

3

Празднуя Победу семьдесят лет назад, люди ещё не могли, конечно, знать, что завершение войны будет означать вместе с тем конец структуры международных отношений, создавшейся под влиянием её требований. Что начнётся новая перегруппировка политических сил на мировой и европейской аренах. Что отношение США и Англии к СССР как к могучему союзнику в войне сменится враждебностью. Что империализм уже разворачивает глобальную борьбу против классовых, социальных, демократических сдвигов, вызванных войной во всём мире. И что эта борьба, а иначе говоря, «холодная война», будет десятилетия душить народы и континенты во имя попыток капитализма реставрировать утраченное, восстановить старые порядки там, где они либо пошатнулись, либо оказались уничтоженными.

Чарлз Сноу, известный учёный и прогрессивный писатель, как-то сказал о своей озабоченности, тем, что западная цивилизация потеряла ориентацию: «У меня не выходит из головы одна фраза из старой исландской саги: «Снорри был самым мудрым в Исландии, но он был лишён дара предвидения». Мудрец, лишённый дара предвидения. Чем больше я приглядываюсь к западному обществу, тем больше эта мысль приходит мне на ум… Будет горько и обидно, если самой лучшей для нас эпитафией, когда пронесутся исторические бури, будут слова: «Это были самые мудрые люди, но беда их состояла в том, что они были лишены дара предвидения».

Относятся ли слова Сноу к тем, кто в сороковые годы ХХ века решил повернуть вспять историю, развязав «холодную войну»? Сейчас, в свете многолетнего опыта, есть все основания утверждать это с полной определённостью. И это закономерно, поскольку, напомним, социально-политическая сущность империализма, породившего фашизм, остаётся неизменной, несмотря на известные трансформации, привнесенные ходом времени. И в наши дни правители США и их союзники по НАТО уже не довольствуются созданием отдельных очагов военных действий, а стремятся увязать их в единую сеть плацдармов агрессии, охватывающих целые континенты и океаны…

«Холодная война» – одна из наиболее острых форм противоборства двух различных общественных систем. Она возникла в особых, не имеющих аналогов в прошлом исторических условиях: победа над фашизмом, перегруппировка мировых сил, создание двух мировых общественных систем, падение старых империй, начало революционных процессов в странах, становящихся на социалистический путь. И всё это – в развернувшейся НТР начало ядерного века, когда Америка одна владеет атомной бомбой и торжествующие лидеры этого государства отнюдь не терзаются сомнениями, решая вопрос о её использовании в качестве главного политического и даже военного аргумента, – такова ситуация, в которой вспыхивает «холодная война».

Победа 1945 года с точки зрения тех, кто не мог смириться с её итогами, должна была увенчаться миром, выгодным Западу, по существу, империалистическим миром, наподобие Версаля. Но такой мир, возможный в условиях полного господства империализма, решительно противоречил совершенно новой обстановке, характеризующейся огромными успехами социализма и ослаблением глобальной капиталистической структуры. Здесь-то и таились глубокие корни «холодной войны».

После 1917 года на всех поворотных этапах истории международная реакция стремилась создать и у мирового общественного мнения и внутри капиталистических стран ложное представление о внешнеполитической стратегии социализма, причём зачастую базировала на этих предпосылках свою политику. Нужно это было для того, чтобы оправдать собственные далеко идущие внешнеполитические программы.

В 1934 году немецкие генералы заявляли, что СССР «хочет создать самый могущественный военный инструмент во всём мире во имя агрессии». Тем временем Германия усиленно готовилась к нападению на многие страны мира. В 1937 году те же генералы писали о Красной Армии: «Эта самая современная армия… стоит наготове». А тем временем «третий рейх» уже начал агрессию в Европе…

Перед самой войной германские генштабисты «в своём кругу» без тени сомнения утверждали, что вермахт разобьёт СССР в течение трёх-восьми недель. А 22 июня 1941 года, начиная преступную агрессию, фашистская Германия объявила, что вынуждена «отразить угрозу нападения Советского Союза».

На четвёртый день после капитуляции «третьего рейха» Черчилль писал Трумэну: «СССР в весьма скором времени начнёт продвижение к берегам Северного моря и Атлантического океана». А тем временем уже складывались планы «холодной войны».

После Второй мировой войны одной из форм ответа капиталистических лидеров на огромные социальные сдвиги в мире, а также средством оправдания «холодной войны» и политики завоевания мировой гегемонии стала аналогичная, весьма далёкая от реальности схема «агрессивных намерений Советского Союза».

Чуть ли не с последними выстрелами Второй мировой войны определённые политические круги США и некоторых стран Западной Европы провозглашают концепцию «заполнения вакуума в Европе». Даллес отмечал, выражая точку зрения администрации Трумэна: «Европа была в значительной степени вакуумом – военным вакуумом, экономическим вакуумом, духовным вакуумом». Генерал Маршалл говорил 5 июня 1947 года в Кембридже: «Европа лежит в руинах. Война вызвала огромные человеческие жертвы, разрушение городов, заводов, шахт, железных дорог. В европейских странах не производится достаточного количества товаров, ощущается острая нехватка продовольствия, сырья и топлива, сильно износилось оборудование». Если Европа не получит помощи Америки, её ждут «экономические, социальные, политические испытания угрожающего характера».

Как же «заполнить вакуум»? Подобно своим далёким предшественникам-сенаторам, организовавшим в 1919 году «показательный процесс над Октябрьской революцией», политические лидеры из администрации Трумэна очень быстро создают известную политическую схему: Советский Союз, внесший неизмеримый вклад в освобождение Европы, объявляется главной её опасностью.

Было нечто зловещее в этом кощунстве. «Сначала имелся один источник силы для заполнения этого вакуума. Это был советский коммунизм», – провозглашал Даллес. В его руках, в руках ему подобных находились пресса, радио, трибуны общественных собраний. Всё это было пущено в ход. Писали, говорили, пугали. «От Финляндии до Албании и от Украины до Эльбы, где уже были или угрожали своим появлением русские армии, коммунисты были могущественны. Казалось, что имеется прекрасная возможность для распространения коммунистического господства на весь континент. Планы их были составлены давно, и момент для действия наступал», – утверждал Даллес. Выступая в США 13 марта 1949 года, Черчилль говорил: «Безусловно, что Европу уже коммунизировали бы… а Лондон подвергся бы бомбардировке, если бы не сдерживающее влияние атомных бомб, находящихся в руках Соединённых Штатов».

Это была очень важная часть плана: создать в глазах общественности ложную, запугивающую «картину врага».

Сейчас трудно подбирать слова для оценок. Это даже нельзя назвать дезинформацией – политическая дезинформация существовала всегда. Здесь нужны иные, качественно новые категории. Ведь удалось не только создать у значительной части населения современного мира методологию мышления, неадекватную действительности, но, больше того, на долгие годы сделать её основой глобальной политической стратегии могущественных капиталистических государств. Политическая элита капиталистического общества показала свою способность запрограммировать такие ложные идеологические схемы, которые могут лечь в основу её долговременной политической стратегии.

Было бы упрощением видеть в этом феномене одну лишь злонамеренность. Дело гораздо сложнее. Это образ политического мышления, порождённый кризисом капитализма. В нём – злонамеренность одних, опасения и страх других, ограниченность третьих, плохая информированность четвёртых, спекуляция пятых на этой плохой осведомлённости, влияние экономических интересов определённых мощных промышленных групп и общественных прослоек, наконец, общая необычайная сложность ситуации, в которой всё это, вместе взятое, находило благоприятную среду.

Для того чтобы убедить многие миллионы американцев, западных европейцев в необходимости глобальной наступательной американской политики с опорой на Западную Европу, следовало найти «нового врага». Игра была крупной: требовалось добиться массового психологического перелома. Западноевропейцев надо срочно «спасать» от тех, кто только спас их от фашизма! Нужно было доказать будто огромные разрушения, потери, глубокие раны, которые нанесла советскому народу война и которые он только начинал залечивать, – это ничто, это неважно. Важно другое: СССР мечтает о завоевании мирового господства. «У советской коммунистической партии существуют фанатические планы завоевания мира», – безапелляционно заявлял в 1950 году Даллес.

Всё это подтверждает ту истину, что на поворотных этапах истории, особенно в кризисных ситуациях, определённые круги тех или иных капиталистических стран сплошь и рядом односторонне, упрощённо оценивают ситуации и усиливают антисоветские акценты, стремясь запугать общественное мнение «агрессивностью» социализма.

Однако то, что основана такая политика на мистификации, понимали на Западе не только многие простые люди, но и некоторые крупные буржуазные деятели, убеждённые антикоммунисты.

К примеру, Джордж Кеннан, который известен в США как один из людей, знавший Советский Союз, писал в августе 1956 года в журнале «Харперс», что он считает «великим, безмерным упрощением» распространённое в США представление, будто Советский Союз готовится начать войну против «некоммунистического мира» и что это намерение сдерживается лишь американским ядерным оружием. «Представление о России, будто она стремится напасть на Запад, но удерживается только потому, что мы обладаем атомным оружием, в значительной степени было создано западным воображением (выделено мной. – В. Е.). Некоторые из нас, знакомые с политикой России, в течение ряда лет добивались того, чтобы наш голос против такого представления о России был услышан, но это были тщетные попытки».

Западногерманский канцлер Аденауэр, прочтя «меморандум Кеннана», заметил: «В этой записке выдвинуты весьма опасные для нас тезисы».

О том, насколько беспринципной была позиция тех, кто создал миф об «агрессивности» Советского Союза, достаточно убедительно свидетельствуют слова того же Даллеса. В 1949 году он заявил: «Я не знаю ни одного высокопоставленного военного или гражданского лица… которые бы верили тому, что Советское правительство сейчас планирует захват чужих территорий путем открытой военной агрессии». Эти слова принадлежат человеку, который всю свою карьеру строил на публичном утверждении прямо противоположного!

Вдохновители «холодной войны» пытались вновь, вопреки законам развития человеческого общества, использовать силу, изменить мир. Человечество только что на собственном горьком опыте, потребовавшим десятки миллионов жизней, убедилось: силой оружия нельзя произвольно диктовать ход истории. А ему сразу же стали навязывать те же идеи, пусть в меняющихся условиях и на ином фундаменте. Вдохновители «холодной войны» не учли и ещё одного всеобъемлющего урока только что закончившихся великих событий: нельзя недооценивать социализм, его возможности, его экономический, моральный, военный потенциал. Упоение же атомной силой породило в США ощущение всесилия и вседозволенности, но отнюдь не свидетельствовало ни о политической прозорливости, ни о понимании исторических процессов. Новый уровень военной мощи не отменил законов общественного развития. Не уменьшил он и значения классовых, политических, социальных факторов. История продолжала идти своим путём.

Чрезвычайно интересно в этой связи высказывание Р. Палм Датта: «Миф о том, что политические лидеры Запада – Трумэн, Черчилль, Эттли и Бевин – встретили окончание войны, преисполненные благожелательного отношения к Советскому Союзу, но оно было отвергнуто этой страной, и поэтому они вынуждены занять враждебную к СССР позицию, является грубым искажением истории с целью разжигания «холодной войны». Провозглашённая Черчиллем в марте 1946 года в Фултоне с ведома и согласия Трумэна, а также Эттли и Бевина антисоветская программа была лишь первым публичным объявлением «холодной войны».

Исторический опыт учит многому. Его никогда нельзя забывать. Даже уроки далёких времён порой весьма актуальны. Американская и натовская теория ракетно-ядерного всемогущества, превентивных атомных ударов и «массированного возмездия» под влиянием колоссальных научно-технических достижений СССР сменилась признанием равенства ракетно-ядерных сил СССР и США. Проблема войны и мира сдвинута в иную плоскость. Даже фанатикам антикоммунизма становилась очевидностью самоубийственность любой попытки начать войну против Союза ССР. Более того, Джон Фостер Даллес резюмировал: «Способность Соединённых Штатов сбросить атомные бомбы на Россию в значительной мере нейтрализована способностью последней сбросить атомные бомбы на Соединённые Штаты и Западную Европу». И далее: «Сдерживание, по существу, не сдержало советский коммунизм. Оно сдержало распространение по всему континенту морального влияния американской нации». Былая гегемония США на тот период сменяется «полицентризмом». Формируются новые центры могущества: Западная Европа, Япония. Крах колониальной системы империализма, развитие десятков новых суверенных государства расширяют зоны мира, продолжают уменьшать политические плацдармы агрессивных сил.

Капитализм начинает признавать политику мирного сосуществования. Тот курс, на котором с 1917 года базировалась внешняя политика Советского Союза и который долгое время отвергал капиталистический мир. Ни один прогноз Запада на тот момент не оправдался. Классовые, социальные, политические итоги Второй мировой войны пересмотреть не удалось. 

4

Итоги Второй мировой войны и научно-техническая революция сделали решающими вопросы войны и мира, обеспечения безопасности, предотвращения ядерной войны, разоружения, становления принципов мирного сосуществования как нормы международной жизни.

И здесь необходимо особо сказать о Программе мира, выработанной ХХIV съездом КПСС. Она опиралась на самые глубокие объективные потребности международно-политического развития. Она всесторонне учитывала особенности конкретного этапа и дальнейшие перспективы. Научно-политическая революция, открывшая новые возможности перед всем миром, перед Европой, сделала сотрудничество в различных областях необходимым и неизбежным элементом всей системы отношений. Углубление международного разделения труда, рост потребностей во всевозможных ресурсах, развитие коммуникаций и т.д. – всё это неизбежно стимулирует сближение, а не разъединение, сотрудничество, а не конфронтацию стран с различным общественным строем.

Страны социализма развернули «мирное наступление», в полной мере отвечающее принципам ленинской политики мира, которую СССР проводил с первого дня своего существования. Суть её выразил после смерти Ленина в интервью газете «Тан» Г.В. Чичерин: «Ленин начертал нам путь, по которому мы идём и будем идти. Главная идея нашей политики, о которой мы постоянно говорим, – это идея мира. Мы сами хотим мира и хотим содействовать всеобщему миру… Мы говорим нашему народу, что Советская республика – это мир. Мир не только для развития наших производительных сил, но и для развития мирового производства, неотделимой частью которого является наше производство. Эти идеи, которые мы отстаивали в Генуе, являются одним из творений гения Ленина».

Советскому Союзу, другим социалистическим странам после Второй мировой войны принадлежала бесспорная инициатива в постановке целого комплекса вопросов о создании международной системы безопасности и разработке соответствующей программы действий.

В начале семидесятых годов многолетняя активная, целеустремлённая борьба Советского Союза, других социалистических стран за мир принесла наибольшие результаты. В международной обстановке произошли серьёзные положительные сдвиги.

Нормализация взаимоотношений СССР и США, заключение ряда соглашений, касающихся стратегического оружия, развитие двусторонних отношений СССР, других социалистических стран с рядом капиталистических государств, прежде всего с Францией, с ФРГ, Англией и другими, урегулирование вопроса о Западном Берлине, который долгое время был источником трений в Европе, работа Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству, переговоры о сокращении вооружённых сил и вооружений в Центральной Европе – всё это и многое другое способствовало нормализации международной обстановки, укреплению основ безопасности.

Исторический поворот, происходивший в первой половине семидесятых годов в области международной разрядки, принадлежит к числу таких, которые надолго определяют судьбы человечества и каждого из людей. Самое главное, что тогда все осознали, – это неотвратимость разрядки. Нужно ли говорить, сколь труден процесс разрядки! Но это и понятно. Создание новой системы международных отношений в мире требовал коренной реконструкции структуры, сложившейся во время «холодной войны». Заметим, что линия, разделяющая силы прогресса и реакции в отношении безопасности и сотрудничества, пролегала в мире отнюдь не только вдоль границ между социалистическим и капиталистическим миром. Она проходила и проходит внутри капиталистического мира между массами трудящихся и эксплуататорскими классами; между коммунистическими и рабочими партиями как наиболее активными и последовательными борцами за международную безопасность, с одной стороны, и правыми буржуазными партиями – с другой; она проходит и внутри буржуазных партий.

Можно было бы привести бесчисленное множество примеров того, какими трудными путями шла та или иная страна к разрядке. Руководящие круги некоторых стран сначала называли разрядку «коммунистической пропагандой» либо опасной затеей, способной лишь «расколоть единство Запада», но затем постепенно становились на путь реализма. Будущие историки, несомненно, изучат это беспрецедентное движение во всех деталях.

…История показала, что политика «умиротворения» агрессии является пагубной для тех, кто её проводит. Советскому Союзу, миролюбивым силам не удалось предотвратить войну. Факты убедительно свидетельствуют, что СССР, решая вопросы безопасности страны, приоритет отдавал коллективным способам обеспечения мира. И нет вины Страны Советов в том, что этот путь Англией и Францией накануне войны был отвергнут. Опасность войны в капиталистическом окружении выдвигала на передний план необходимость проведения не совсем дипломатически «привлекательных» и «красивых» мероприятий, какими и были заключённые с Германией договоры. Но они были вынужденными и жизненно необходимыми. Не видеть этого может только тот, кто не хочет этого видеть, кто фактически безучастен к судьбе своей страны и своего народ.

Наш народ под руководством партии в тот переломный период развития человечества вёл справедливейшую, священную войну вовсе не ради «исправления ошибок» Сталина, а за свою Родину, которую фашистская чума намеревалась отбросить назад. И в этой войне победил!

Такое великое и правое дело по плечу только народу, духовно освобождённому, обладающему внутренней свободой, каким был и остался народ нашей бывшей великой Родины – СССР, для которого история прошедших войн не канула в прошлое.

Некогда фашистская Германия оправдывала свою преступную экспансию потребностью в «жизненном пространстве». Сегодня, пытаясь обелить политику, единственным принципом которой является грубая сила, Вашингтон говорит о «защите интересов» США. Проводимый курс на достижение мирового господства осуществляется на основе детально разработанных программ стратегического и тактического характера.

Сегодня мир балансирует на грани нового великого международного финансового кризиса, подобного тому, который начался после Первой мировой войны и продлился до 1933 года – года прихода к власти в Германии Гитлера. И вновь финансовые магнаты пытаются создать империю. Процесс её создания с начала 90-х годов прошлого века получил название «глобализация». По сути дела, это не что иное, как новая версия старой фашистской модели мировой системы.

Возглавляемый Соединёнными Штатами так называемый «золотой миллиард» недаром противопоставляет себя всему остальному миру. То есть странам, ограбленным этим «миллиардом». Подобная «демократия» сродни обыкновенному фашизму, преемственность с которым отражает даже термин, введённый в 1991 году накануне первой агрессии против Ирака тогдашним президентом США Д. Бушем-старшим – «Новый мировой порядок». У Гитлера был «просто» «Мировой порядок»… То, что вытворяют американские оккупанты в Ираке, по масштабам зверств сильно смахивает на действия гитлеровцев и их зондер-команд. Не уступают они и тому, что американцы вытворяли во Вьетнаме, других «горячих точках» планеты. Авиация НАТО бомбила Белград 5 апреля 1999 года почти в точности, с разницей лишь в сутки, повторяя гитлеровскую операцию «Наказание» 6 апреля 1941 года. В целом, агрессорами нанесён Югославии экономический ущерб в 19 раз бόльший, чем она получила за все годы Второй мировой войны!

Это означает, что за 70 лет, прошедших после войны, США и его верная дубинка – НАТО, совершила столько военных преступлений против человечества, что заслуживают своего Нюрнбергского процесса, а администрация альянса – приговора, аналогичного гитлеровским союзникам.

Опыт истории учит: для того чтобы обеспечить мир, нужны согласованные и активные действия против агрессивных замыслов современных «глобалистов». Вся история человечества говорит: надо бороться за то, чтобы не повторилась трагедия прошлого, чтобы мирное небо нашей планеты не обагрилось заревом нового мирового пожара.

Геноцид, безжалостный террор, грабежи и насилия раскрыли бесчеловечность фашизма. Зловещие лагеря смерти Освенцим, Треблинка, Бухенвальд, Равенсбрюк, стёртые с лица земли Хатынь, Лидице, Орадур и другие города и сёла навечно останутся в памяти народов как символ фашистского варварства.

Главным итогом войны стал полный разгром фашистского блока. Была разбита государственно-политическая система фашизма как формы организации власти наиболее реакционных кругов монополистического капитала. Потерпела крах идеология фашизма и милитаризма. Не избежали справедливого возмездия и главные виновники развязывания войны: Нюрнбергский процесс и Токийский международные трибуналы вынесли приговор народов. Известно, что на излёте войны – и жизни Гитлера – он признавал в сталинском Советском Союзе не только предмет своей всеобъемлющей ненависти, но и недосягаемый для себя образец. Когда министр вооружений А. Шпеер попытался уговорить Гитлера отменить приказ немецким войскам оставлять при отступлении выжженную землю, Гитлер ответил так: «Если война проиграна, народ так или иначе обречён на гибель. Немецкий народ утратил право даже на самые элементарные жизненные условия. Восточный народ оказался сильнее, и будущее по справедливости принадлежит исключительно ему. Всё равно в живых остались преимущественно неполноценные люди, ибо самые достойные пали в этой борьбе». Без комментариев…

Опыт войн научил народы бдительности к проискам агрессоров, что явилось важнейшим условием борьбы за мир, социальный прогресс. Отстоять мир – нет сейчас более важной задачи в международном плане для всех народов планеты. Ядерной войны допустить нельзя – ни малой, ни ограниченной, ни большой, ни тотальной. Поджигателей войны необходимо остановить. Этого требуют жизненные интересы всех народов. Не подготовка к войне, обрекающая народы на бессмысленную растрату своих материальных и духовных богатств, а упрочение мира – вот путеводная нить в завтрашний день. Ценный урок войны – стремление стран, познавших все их ужасы, к дружбе и добрососедским отношениям. Экономические, культурные, социальные и гуманитарные контакты делают разные народы ближе один к одному и укрепляют надежду на то, что мирная повседневная жизнь никогда больше не прервётся страшной артиллерийской канонадой или беспощадным авиационным налётом.

Извлечены ли уроки мировой трагедии? Непредвзятый взгляд на события трагического прошлого не даёт однозначного ответа и не вселяет, к сожалению, жизнеутверждающего оптимизма в ума и сердца людей ХХI века. Проводя параллели между прошлым и настоящим, нельзя не видеть, что с новым размахом раскручивается гонка вооружений, размещаются новые военные базы вблизи границ миролюбивых стран, не поддающихся диктату США и их сателлитов.

Фронтом идеологической борьбы, переросшей в информационную войну между силами реакции и подавления и силами прогресса и подлинной свободы стала история Второй мировой войны и история Великой Отечественной войны Советского Союза. Главной чертой буржуазной историографии по всем принципиальным проблемам этих войн является антикоммунизм со всеми вытекающими последствиями. Главная роль последней – вытравить из умов широких масс населения Земли веру в достижимость объединения усилий государств с разным социально-экономическим строем для решения насущных проблем, волнующих всё

человечество, оправдать гонку вооружений и создание империалистических военных блоков, насаждать мысль о том, что применение силы, насилия, войны является естественным элементов жизни современного общества.

Фальсификация основных проблем военной истории – одно из важных средств западной пропаганды с использованием приёмов антиисторизма, дезинформации общественного мнения, манипуляций сознанием людей. Маневрируя и приспосабливаясь к изменяющейся международной обстановке, фальсификаторы истории преследуют определённые политические цели, истинный смысл которых связан с тем, чтобы принизить великий подвиг советского народа в Отечественной войне, преуменьшить вклад Советского Союза в достижение Великой Победы над фашистской Германией.

Идёт массированное наступление на нашу Победу. Не секрет, что немалая часть нынешнего молодого поколения в странах СНГ под влиянием развала СССР, разрушительных демреформ, которые породили хаос в экономике, политике и социальной сфере, и под воздействием массированной антисоветской пропаганды потеряла ориентиры в жизни. Оказалась серьёзно подорванной связь, преемственность между поколениями. Снизился уровень духовности, нравственности и морали в обществе.

Испытанным оружием в борьбе против фальсификаторов истории является ПРАВДА. Уроки прошлого показывают бесперспективность расчётов повернуть ход истории вспять.

Главная цена, главный итог Победы – свобода и независимость советского народа, завоевавшего право строить и жить по своим законам, в своих интересах. Наша держава вышла из войны как никогда могучей, сплочённой и стала играть первые роли во всех мировых делах.

Да, Победа потребовала от народов Советского Союза и трудящихся других стран колоссальных жертв. Только ненавистники всего советского могут «забыть», что фашистская Европа пришла на советскую землю с планами уничтожения 80% населения СССР. Преступно забывать, что фашисты угнали в рабство более 5 млн. советских людей и почти всех их уничтожили, что попавшие в плен бойцы и командиры в большинстве своём умерщвлены в лагерях смерти.

Фашисты и породившие фашизм – вот кто виновник страшных потерь нашего народа в войне и вот кого сегодня обеляют господа «демократы» речами и том, что в колоссальных жертвах повинен «советский режим». Сегодня Европа, спасённая советским солдатом, вознамерилась судить коммунистов. С её молчаливого согласия в Прибалтике проводят парады бывших легионеров СС, преследуют тех, кто боролся с фашизмом и делят население на полноценных и «неграждан». Первыми отколовшиеся от Союза, страны Балтии больше других преуспели в фальсификации истории, объявив советских солдат, освободивших Прибалтику от фашистских захватчиков, оккупантами. «Возмущение у нас вызывают акты глумления над героями и жертвами войны. Такие, как демонтаж памятника советскому воину-освободителю в Эстонии или закрытие польскими властями советской экспозиции в музее концлагеря Освенцим», – заявил белорусский президент А. Лукашенко. Выходит, что нацизм – не противоположность европейским «демократиям»: как буржуазный обыватель строит своё семейное счастьице, идя по головам других людей, так и нацисты пытались «осчастливить» свою «расу», порабощая и уничтожая другие народы. Эти же методы мы видели в колониальных войнах, «подарившие» миру такие изобретения, как концлагерь и карательные акции. Кому была больше нужна война? Гансу, сложившему свои кости у Сталинграда? Или владельцам крупных монополий? Империализм наступал на государство трудового народа пушками концерна Круппа, гусеницами «Пантер» концерна МАН, самолётами концерна Мессершмитта. За военные заказы их владельцы гребли миллионы.

Тогда социализм победил. Советские люди на фронтах войны сражались против эксплуатации человека человеком. Именно этого нынешние господа не могут простить ветеранам Великой Отечественной войны.

Мы в Беларуси трепетно относимся к Победе. Она из числа тех неразменных ценностей, которых у нас никому и никогда не отнять. Потому что таких жертв на алтарь Победы, как Белоруссия, не принесла ни одна страна. Свидетельство тому – книги-хроники «Памяць», посвящённые каждому из районов республики и городу-герою Минску.

Белорусский народ не склонил голову перед оккупантами и вместе с другими братскими народами Советского Союза стал победителем в этой самой жестокой и кровопролитной войне ХХ века. Каждый город, посёлок, деревня, хутор были бойцами всенародного сопротивления. Сотни деревень каратели предали огню вместе с жителями. Многие из них так и не возродились. Ещё и поэтому День Победы и День независимости у нас – праздники со слезами на глазах. Мудрый и мужественный белорусский народ сделал свой выбор в пользу мира и стабильности, и никто не сможет заставить нас свернуть и избранного пути», – убеждён Президент Республики Беларусь.

Герои войны, фронтовики по-прежнему в боевом строю, служат для всех нас примером несгибаемой стойкости и силы духа в нашей сегодняшней схватке с глобализмом. Приходится напоминать господам их ПАСЕ, так легко забывающим историю, слова У. Черчилля, 23 февраля 1945 года поздравляющего И.В. Сталина: «Красная Армия празднует свою двадцать седьмую годовщину с триумфом, который вызвал безграничное восхищение её союзников и который решил участь германского милитаризма. Будущие поколения признают свой долг перед Красной Армией так же безоговорочно, как это делаем мы, дожившие до того, чтобы стать свидетелями этих великолепных побед. Я прошу Вас, великого руководителя великой армии, приветствовать её от моего имени сегодня, на пороге окончательной победы». Трудно найти свидетельство, более красноречивое, чем исходящее от идейного противника.

Поэтому сегодня правомерно спросить у всех тех, кто пытается бросить тень на нашу Великую Победу, в здравом ли они уме? И дорога ли вам пролитая праведная кровь? Скорбите ли вы по утратам и лишениям, которые пережил и переживает наш народ? Способны ли вы реально, не в злобе, а профессионально и глубоко оценить все события того времени? По всей вероятности – нет! Поэтому сегодняшние разрушители великой страны по-змеиному шипят, очерняя великую память. И ещё. Если нынешний мир дённо и нощно декларирует, что главными ценностями являются человек и его права, свобода и независимость народов, то каждый из теперь живущих должен понимать: 22 июня 1941 года Советский Союз вступил в борьбу не только за свою независимость. Он включился в кровопролитную драку за эти права для всех в мире, ибо Гитлер был знаком той беды, коих на Земле не появлялось со времен Чингисхана, а, возможно, даже бόльшим, так как он заранее объявил, что приговаривает к смертной казни не только многие государства, но и целые народы.

Возможности быть людьми он лишал и самих немцев, ибо разве может называться человеком тот, кто своё бытие строит на убийстве других?

…Всё меньше становится участников тех героических и трагических событий. Может, поэтому очень важно правдиво рассказывать о Великой Отечественной войне: рассказывать без прикрас, рассказывать о героях и предателях, давать решительный отпор неправдивым интерпретациям истории войны, показывать суть и назначение фальсификаций нашего драматического прошлого.

Мы не имеем права забывать уроки истории, которую кое-кто пытается перекроить под себя, скрывая правду за паутиной лжи. Ведь самое постыдное в этих «новых исторических откровениях» то, что они не оригинальны, а почти дословно повторяют установки гитлеровской пропаганды. К сожалению, и у нас доморощенные демократы восхваляют фашистских захватчиков как «освободителей» от большевистско-тоталитарного режима». А их приспешников, изменивших своему народу, выставляют «деятелями национального возрождения».

Наш святой долг – отстоять и защитить правду. Великая Победа остаётся одной из главных составляющих мировоззрения белорусского народа и нашей государственной идеологии, идеологии патриотизма. Необходима настойчивая и последовательная борьба за мир. В.И. Ленин писал: «Кто думал, что мир достигнуть легко, что стоит лишь заикнуться о мире, и буржуазия поднесёт его нам на тарелочке, тот самый наивный человек». Отстаивать мир – значит активно за него бороться.

Наш народ, выстрадавший желанную Победу, победивший в Великой Отечественной войне, никогда и никому угрожать не собирается. Но он всегда отстоит свою свободу и независимость. Долг ныне живущих – свято чтить, оберегать и приумножать славные традиции старших поколений.

Правда истории победит!

Владимир ЕГОРЫЧЕВ



[1] Архитекторы ада («Литературная газета», 2014. – сентябрь).

[2] Основоположником этой фальсификации является американский генерал Дин, который во время войны был начальником американской миссии в СССР. Он и его последователи – американские историки Бойли, Спайдер, Рент, Френейс и другие – преуменьшают значение политики коллективной безопасности, проводимой СССР в предвоенный период. Имеет место суждение о том, что «официально декларируемый внешнеполитический курс на коллективную безопасность и отпор фашисткой агрессии, – тактический маневр, удобный камуфляж генеральной сталинской стратегии раздела мира».