Критика в литературе – вещь важная, при условии конструктивности


Критика в литературе – вещь важная, при условии конструктивности

10.07.2017                            Литературная критика


Ответ Анатолию Матвиенко на его статью “О книге Владимира Тулинова  “За честь нации. Евреи против Гитлера”. 


       Уважаемый Анатолий Евгеньевич!

       Искренне выражаю Вам признательность за подробную критическую оценку моей книги. Три года её мало кто замечал. А тут неожиданная удача! Надеюсь, теперь дело пойдёт по-другому.

       Критика в литературном деле – вещь очень важная, при условии, естественно, её конструктивности и доброжелательности,  в противном случае она превращается в критиканство, охаивание либо в клевету.  В этой связи причины для пояснения некоторых моментов и посылов, отражённых в данной книге, у меня есть.

        Начну с вопросов общего характера. Анализировать книгу Вы начали с ответа на раскрываемую в книге тему (“почему именно евреи?”).

       В 1973 году я учился в Москве в Военном институте. Кстати, евреев на нашем курсе (120 слушателей) не было. На Ближнем Востоке началась Война Судного дня, и мы напряжённо следили за борьбой “прогрессивных арабских стран со ставленником империализма - Израилем”. Следили, откровенно желая побед арабам, - уж в таком духе нас тогда воспитывали. Результаты войны меня, как и очень многих людей, ошарашили. Именно с тех пор я стал очень сомневаться в привычном кухонно-бытовом образе еврея - хитрого торгаша и убогого воина. Сомнения усугубились, когда стали публиковаться ранее недоступные для всеобщего обозрения материалы, связанные с периодом Великой Отечественной войны (я также называю войну советских народов с нацизмом Великой Отечественной). В этой связи у меня в течение короткого периода  возникли дополнительные “почему”. О всех  изысканиях на эту тему говорить не буду, изложу лишь некоторые мысли.

       Покажите мне, хотя бы штрихами, духовный багаж литератора, и скажу, какую рецензию на то или иное произведение он напишет. Первый штрих, касательно Вас, обозначился уже в начале статьи, когда Вы, как бы мимоходом, заметили:”В Великой войне, в России и в Беларуси по-прежнему именуемой Великой Отечественной, (в других регионах этот термин вышел из употребления)”.  А Вы сами, Анатолий Евгеньевич, какой термин предпочитаете? Являлся ли  Советский Союз, по Вашему мнению, Родиной, Отечеством для своих граждан?

       Вы называете себя интернационалистом. Однако, ряд Ваших высказываний не позволяет мне разделять такое убеждение. Вы хотите казаться им, но у Вас это не получается. К примеру: “Количество уничтоженных на бумаге еврейскими воинами врагов напоминает  по стилистике охотничьи рассказы”. С чего Вы такое взяли? Я вообще не привожу данных об уничтоженных в ходе Великой Отечественной войны нацистах или вражеской техники именно воинами-евреями. Не думаю, что такая статистика имеет место. Но Ваш посыл ясен: рассказам книги о борьбе евреев с нацистами верить особенно нельзя, поскольку они не подтверждены документами противоборствующей стороны. А доверять в 21 веке следует исключительно  немецким документам. И лично геноссе Геббельсу? Привожу в этой связи данные из доклада генерала Штроопа  о потерях немецких и других карателей при подавления восстания в Варшавском гетто в апреле-мае 1943 года. Генерал доложил рапортом, что за три недели ожесточённых боёв, в ходе которых, по его признанию, каждый бункер приходилось брать с боем, каратели потеряли всего 16 человек убитыми. Штрооп явно не хотел докладывать Гиммлеру, что подавить восстание удалось лишь ценой существенных потерь. Замечу, что в одном из первых посланий в Берлин о восстании в гетто Штрооп докладывал о тяжёлых боях в районе Мурановской площади, где восставшие применили пулемёты, и отмечал также,  что повстанцы с крыш домов забрасывают солдат гранатами и бутылками с горючей смесью. И в такой обстановке каратели безвозвратно теряли в сутки одного бойца. Немецкий документ!

       Далее. События в деревне Дражно в апреле 1943 года Вы называете, поддерживая априори  автора брошюры “Кровь и пепел” В.Хурсика,  “уничтожением еврейским партизанским отрядом белорусской деревни”. А ведь имеются документы, показывающие, что в боях с полицаями, находившимися в этом укреплённом пункте, участвовал не только партизанский отряд имени Кутузова, в котором большинство партизан были евреями, но и вся 2-я Минская партизанская бригада.

       Главным же Вашим перлом, ярко характеризующим степень интернациональности Вашего характера, и эрудиции в вопросах, касающихся оценки и развития важнейших исторических событий, является безаппеляционное утверждение о том, что в книге не сказано главное: ”Еврейское финансово-промышленное лобби подтолкнуло правительство Соединённых Штатов к конфронтации с Японией (отчего случился Пёрл-Харбор), а также к массированной поддержке Великобритании против Рейха. Позднее, в меньшей степени, - и Советского Союза”.

       Вот ведь евреи! Везде им надо свои пять копеек вставить – вынудили-таки США вступить в борьбу с нацистами и их союзниками да ещё и Великобритании помощь оказывать, а после – и СССР! А Вы хотели бы иного развития событий?

       Хоть стой, хоть падай! Даже неинтересно стало дальше иметь дело с Вами, Анатолий Евгеньевич. Но придётся. Суть Вашего интернационализма раскрыта, а эрудиция, что же, в стороне останется?

       Начну с вопросов общего характера.

         Категорически не согласен с утверждением, что книга носит пропагандистский характер (слово “пропаганда” имеет и негативную составляющую). Меня заинтересовало несоответствие сложившегося на бытовом уровне образа еврея – робкого, не способного постоять за себя, своих родных человека (которое гласно и негласно распространялось в обществе в течение длительного времени), с результатами военной конфронтации Израиля с окружающими его странами. И ещё, безусловно,  тема интересовала потому, что на территории современной Беларуси, наряду с белорусами, русскими и поляками проживало ещё не столь уж давно значительное число граждан еврейской национальности. К примеру, в довоенном Минске их было едва ли не половина. Вот почему я и имел в данной книге главной целью показать образ еврея-бойца, солдата Красной Армии, партизана. Примечательно, что сами факты героизма еврейских воинов, партизан, подпольщиков серьёзных замечаний у Вас, Анатолий Евгеньевич, не вызвали. Исключение – место гибели  лётчика Пресайзена. Оно, смею заметить,  до сих пор точно не определено (где-то между Минском и Борисовом, по Вашим же словам). Да и разве в этом дело? Дальнейшие поиски и исследования приведут, будем надеяться, к более точным результатам. Важно другое: факт огненного тарана имел место, правда восторжествовала, лётчик-еврей сражался героически.

      Далее. Вы с сарказмом пишите: “…автор…мог бы отправить смелого еврея истреблять Гитлера прямо в Берлин”. Смелого еврея, капитана Меера Носоновича Плоткина, отправил в Берлин в ночь на 8 августа 1941 года истреблять Гитлера не я, а высшее военное руководство Страны Советов. Экипаж Плоткина отбомбился по целям в столице Рейха и благополучно возвратился восвояси, за что отважный лётчик 13 августа 1941 года стал Героем Советского Союза.

       В порядке развития эрудиции и как служивший в авиации, сообщаю Вам, что в своих воспоминаниях Полина Гельман не стала говорить об отсеках, оборудуемых в нижней части фюзеляжа за кабиной штурмана самолёта ПО-2 с 1942 года, в которых устанавливались две вертикальные цилиндрические кассеты, начинённые мелкими авиабомбами, а употребила простое, понятное читателю слово – бомболюк. Я цитировал в своей книге выдержку из её воспоминаний.

        Очередной “ляп”, по Вашему мнению, - количество самолётов в ВВС РККА по состоянию на 22 июня 1941 года равное примерно 20 000 единиц.

       У Вас имеются другие данные?  Конечно, в ВВС любой страны имеются, не только боевые, но и самолёты транспортные и учебные (учебно-боевые). Однако, от этого факта общее число советских самолётов  к началу войны с гитлеровской Европой не меняется, их всё же 20 000, хоть тресни! В ВВС Германии на начало операции “Барбаросса” имелось не 5000 боевых самолётов, а вдвое больше – 10 000. Много авиации использовалось на фронтах в Африке, в противостоянии с Великобританией и т.п. Имелась в люфтваффе и транспортная авиация – до 800 единиц, самые вместительные и грузоподъёмные среди них - Ю-52.  Транспортная авиация, кстати, также выполняла в ходе войны важные боевые задачи. К примеру, немецкие транспортные самолёты в течение почти трёх месяцев снабжали части вермахта и дивизию СС “Мёртвая голова” продовольствием и боеприпасами, вывозили раненых из района окруженной в конце января – начале февраля 1942 года под Демянском стотысячной группировки немецких войск.

        К сожалению, Анатолий Евгеньевич, ваш подход к оценке формы изложения материалов моей книги не совсем правилен. Вы не ощутили в ходе её чтения, что главная задача и главный акцент  книги – показать еврея-воина, который наравне (не лучше или хуже) с русскими, украинцами, белорусами, татарами – другими большими и малыми народами СССР, воевал с нацизмом. В этой связи  я не видел необходимости показывать, что  конкретно в боевой авиации ВВС РККА имелось к началу войны 15 986 самолётов, что в западных округах их было 9000, что из них более тысячи требовали ремонта разной степени сложности, и  они были потому не боеготовы. То же самое касается артиллерии и бронетехники. То есть,  я не видел необходимости  вместо приведения нескольких основных цифр по техническому оснащению Красной Армии захлёстывать читателя потоком цифр и данных, которые он не запомнит, и которые каких-то существенных штрихов к портрету воина-еврея не добавят.

        Что касается доверия к Вам, у меня по этому поводу мысли пока в покое, поскольку сегодня после обеда прочёл Вашу статью на сайте и почти сразу же принялся писать ответ. А вот Марку Солонину я не доверяю с тех пор, как познакомился с его творчеством. На мой взгляд, он из когорты “резунов”, “бешановых” и других ангажированных и хронически страдающих советофобией, а потому изначально тенденциозных литераторов. Причём, книги таких авторов издаются большими тиражами. Вот в них – ляпы, так ляпы! Чего стоит, к примеру, утверждение господина Бешанова о том, что в танковой школе в Казани были подготовлены сотни офицеров, вошедших в дальнейшем в костяк бронетанковых сил вермахта. Сейчас документально подтверждено, что за всё время действия из этой школы было выпущено аж 30 немецких офицеров-танкистов! Или нелепое утверждение Солонина в книге “На мирно спящих аэродромах…”  того, что советские ВВС, потерявшие в первые дни после нападения Германии огромное количество боевых машин, тем не менее, за первые три месяца войны с нацистами  произвели 250 000 боевых вылетов! (Фактически же – в пять раз меньше.)  Нет на таких литераторов бескомпромиссных критиков!

       Оставим в покое мои многочисленные авиационные ляпы на почве методологии, а то до утра не закончу с ответом. Хотя, надо ещё с ИЛ-2 разобраться. Этот штурмовик действительно стал выпускаться серийно не с началом войны, а несколько раньше. Первый самолёт серийного выпуска был принят военпредами 18-го Воронежского завода  21 марта 1941 года. За первое полугодие 1941 года всего было выпущено 249 самолётов, из них в июне – 159.  Уже 3 июля на фронт был отправлен первый полк штурмовиков -  430-й шап - насчитывавший 22 самолёта ИЛ-2. В июле 18-й завод выпустил 310 Илов, а всего до перебазирования в начале октября в Куйбышев, то есть, за три с небольшим военных месяца, на заводе собрали и сдали военной приёмке 1134 штурмовика. Много это было или мало для того времени? Достаточно, чтобы заявить, что массовый (по меркам 1941 года) выпуск Илов  имел место уже в первые недели войны, а не “куда позже”. Для примера – одна цифра – в грандиозной операции “Тайфун”, начавшейся 30 сентября, люфтваффе насчитывало  всего 936 боеготовых самолётов.

        Относительно “путаницы” с самолётами Ла-5. Вы утверждаете, что объём выпуска заводами самолётов и объём поставок этих самолётов в боевые части не совпадают, вторая цифра всегда меньше. Согласен. Но я привёл в своей книге число самолётов Ла-5, выпущенных заводами в 1942 году, потому что иных цифр, учитывающих, к примеру, потери машин, повреждённых при разгрузке и погрузке, перегонах и т.п., я не нашёл. Возможно, у Вас есть такие данные, в чём я  сомневаюсь.

       Относительно “каравеллы Колумба” объясняю: в соответствии с приказом Народного комиссара авиапромышленности  No 704 от 9 декабря 1940 года истребитель И-200 получил официальное название МиГ-1. Это было просто документальное решение. Затем, после незначительных доработок и усовершенствований, которые Вы найдёте в любимой Вами Википедии, самолёт пошёл в серию под наименованием МиГ-3. То есть, Миг-1, он же И-200, действительно являлся прототипом Миг -3. Парад с полётом Миг-3 в Москве состоялся, безусловно, 1 мая 1941 года. Ошибка, скорее всего, при наборе, но принимаю её на себя.

       На Ваше замечание: “Но вот незадача – этот монcтр с трудом взлетал с пятитонкой… Отчего? На самом деле, максимальная нагрузка Пе-8  составляла четыре тонны, пять тонн – перегруз”, даю пояснение:  29 апреля 1943 года на Кёнигсберг была впервые сброшена с самолёта Пе-8 бомба весом 5000кг, а в конце мая этого же года 2 такие бомбы были сброшены на немецкие войска под Могилёвом, несколько позже – на железнодорожный вокзал города Орёл, далее применена на Курской дуге. Всего до весны 1944 года с “перегруженных” Пе-8 было применено по противнику 15 бомб. Грузоподъёмность Пе-8 в шесть тонн – это, безусловно,  ошибка.

       О пушке Нудельмана НС-45. Вы пишете: “единичные экземпляры Як –9К “отлично проявить себя” никак не смогли, иначе бы их поставили на поток”.

       В августе-сентябре 1944 года и в январе-феврале 1945 года на 3-м Белорусском и 1-м Белорусском фронтах проходили войсковые испытания самолёты Як-9К (всего 44 единицы). В ходе 340 боевых вылетов имел место 51 воздушный бой с немецкими самолётами FW-190A-8, Me-109G2 и Me-109G-6. В этих боях советские пилоты сбили 12 самолётов противника, потеряв всего одну машину. Комиссия под председательством командира 3-го истребительного авиационного корпуса генерал-лейтенанта Е.Я. Савицкого отмечала, что попадание одного снаряда пушки НС-45 уничтожало самолёт противника. Авиационная энциклопедия отмечает: ”Як-9К отлично проявил себя в боях в Донбассе, Мелитополе, Николаеве, Крыму, Витебско-Минской и Берлинской операциях”.

      Думаю, Анатолий Евгеньевич, довольно мне доказывать, что я не верблюд. Отмечу лишь, что источников информации сегодня много, и они бывают разные. Особенно это касается цифр.

       Критика Ваша по поводу того, что я не рассказал о тех или иных героях Великой Отечественной справедлива. Тут я с Вами полностью согласен. Поскольку сотни и тысячи бойцов-евреев героически сражались на фронтах Великой Отечественной, в одну книгу все не поместились. Возможно, Вы о Семёне Кривошеине и других, не упомянутых мной героях, напишите.

       Что же касается Вашего пассажа: “армии 1-го Белорусского фронта буквально устилали трупами и сгоревшими остовами техники подход к каждой немецкой позиции”, то  среди пишущих на военную тему едва ли не  каждый, как говорится, поручик  мнит себя принцем Савойским. Рассуждать о правильности действий полководцев уровня Жукова хорошо, сидя за компьютером в тёплой комнате. Этим, в частности, очень страдают экс-капитан Резун и не служивший в армии доморощенный стратег Солонин.

       Какова бы не была цена победы, она всегда меньше цены поражения. Это во-первых. А во-вторых – простой вопрос: ”Гитлера и его союзников можно было победить малой кровью?” У Франции и Великобритании в 1940 году это совсем не получилось. Разгромили их нацисты всего за шесть недель.

        О боях на островах Тихого океана. Здесь, Ваша критика перекочевала в русло откровенного критиканства. Вам не понятно, что “Евреи против Гитлера” – подзаголовок собирательного  характера? Ну, не хотел я его делать длинным, вроде: “Евреи против Гитлера, Дуче, микадо и всех их союзников”. Я показал в книге, что 600 000 евреев армии США, евреи других западных стран антигитлеровской коалиции сражались с нацистами и их союзниками по всему миру.        

       3 декабря 1941 года в Москве состоялась беседа Сталина с Сикорским, в ходе которой Сталин сказал: “Что же касается евреев, то они плохие вояки”. (Из стенограммы беседы). Вот после такого пассажа и родилась мысль начать книгу с “безумно растянутого предисловия”, ибо, чтобы понять характер и действия народа, надо хотя бы в общих чертах знать вехи его истории. Хорошо, когда человек эрудирован настолько, что для него ничего неведомого не существует в истории евреев, однако, таких, думаю, немного.

       Дискуссия об имевшем, якобы, случае уничтожения  белорусской деревни еврейским партизанским отрядом не только уместна, она совершенно необходима, хотя бы для того, чтобы выявить правду, пусть горькую, но в тысячу раз более полезную, чем сладкая ложь, замалчивание трагедии.

       В ловушку национального обскурантизма я никогда не попадал и не попаду, поскольку оцениваю людей исключительно по моральным и деловым качествам. Всё остальное в данной проблеме для меня – вторично.

       Насчёт объективности при анализе событий, зарисовок портретов героев и, главное, выводов из происходившего много лет тому назад.

“Тулинова, похоже, остро и нервно задевает каждый негативный штрих о евреях, включая их службу в Вермахте. Какая уж тут объективность!”

     На каком основании делается такой вывод? Разве я что-то приукрасил, рассказывая об участниках Великой Отечественной войны, партизанах, узниках?  Всё, что я написал о подвигах, вполне реально имевших место, подтверждено документально, о чём в книге есть ссылки. Что касается службы “мишлинге” в вермахте, то меня данный вопрос не “задел”, а заинтересовал с исторической точки зрения, и я его постарался исследовать, после чего отразил в данной книге. Плохо это или хорошо было быть солдатом вермахта? Плохо, поскольку солдат вермахта принимал присягу со словами: “ Я буду беспрекословно повиноваться … вождю немецкого государства и народа Адольфу Гитлеру”. Что конкретно необъективного?      

       Остро и нервно я реагирую, Анатолий Евгеньевич, на отсутствие объективности, тенденциозность при освещении событий, на ангажированность пишущих и творящих. Такие люди – люди скучные, и мне с ними неинтересно.

        Господин Иоффе прочёл мою книгу от корки до корки, сделал много ценных замечаний по сути материала. Что касается ошибок в тексте типа начала операции  “Тайфун” и  “Берлинско-Одерской” операции, то в оригинале было: вторая фаза операции “ Тайфун” и решающая операция была названа правильно. К сожалению, в ходе окончательной редактуры и при печати были допущены ошибки, действительно, ляпы. Были также допущены ошибки в ряде фамилий действующих лиц. В этой связи в данное издательство я более не обращаюсь.

       Ещё к вопросу об интернационализме.

         Вы говорите о еврейском народе, покорно шагавшем в газовые печи и камеры. По этому поводу инсинуаций,  нередко высказываемых с укором, упрёком, а иногда и с усмешкой - множество, типа: надо было рвать охранников зубами, душить, бить до смерти, сражаться за себя и детей. Почему евреи вели себя, как покорные овцы? Почему женщины, дети и старики, коих в числе уничтоженных фашистами  евреев было большинство, не кидались на вооружённых охранников?

       Почему 4,5 миллиона крепких, обученных военному делу мужиков не решались (за редким исключением) на такие действия в немецких лагерях для военнопленных? Ответьте.

       Сопротивление нацистам на оккупированной территории евреи оказывали. У профессора Эммануила Иоффе масса материала по данной теме. Одних восстаний  и вооружённых выступлений в гетто только на территории Беларуси – десятки. Евреи-подпольщики, евреи-партизаны. Наконец, Варшавское восстание, апрель-май 1943 года. Героическая трагедия. Именно здесь один из руководителей восстания перебросил через стену гетто записку, в которой были такие слова: “Мы сражаемся не за себя. Мы знаем, что все погибнем. Мы спасаем честь нации”.

       Отсюда и название книги – “За честь нации”.

       Относительно “хаотической” подачи материала.

       Ещё раз поясняю: главная цель книги – показать наиболее яркие примеры подвигов еврейских бойцов и командиров Красной Армии, совершённых в годы Великой Отечественной войны, независимо от их места рождения, учёбы и работы до войны. Вот суть простой “хаотической” системы подбора материала книги. Думаю, автор имеет на это право.  

        А за написанное искреннее спасибо. Возможно, мой ответ Вам кого-то из читателей заинтересует. Удачи!

        Владимир ТУЛИНОВ