О чём можно и над чем не стоит шутить


О чём можно и над чем не стоит шутить

30.01.2020                                             Слово писателю


Цензуры нет. Теоретически её должна заменить самоцензура, подкреплённая угрозой преследования. Но «внутренних тормозов» не хватает хронически.

Свежий скандал разгорелся в Дании из-за публикации в издании Jutland Post карикатуры на флаг Китайской Народной Республики (прочитать можно здесь: https://news.tut.by/world/670486.html).

Карикатурная замена звёзд на стилизованные изображения коронавирусов, убивших более сотни человек, вызвала возмущение в Китае. Каких-либо серьёзных последствий выходка не повлекла. Но так было не всегда.

7 января 2015 г. в Париже исламские боевики убили 12 и ранили 11 человек в помещении редакции Charlie Hebdo. Поводом к расправе стало размещение карикатур, которые, по мнению мусульман, оскорбили пророка Мухаммеда.

Возмущение мировой общественности в связи с расправой над журналистами не знало границ, майки с надписями «Я с тобой, Charlie» продавались повсеместно… Но мало кто задумывался, что весёлые французы действительно перешли грань дозволенного.

Моё сочувствие к сотрудникам журнала улетучилось, когда я увидел их «смешную» картинку, изображающую разрушенный украинской артиллерией Донецк. Январь пятнадцатого года их не только ничему не научил, но даже не заставил задуматься? Видимо – так, потому что карикатура Charlie Hebdo на тему падения Ту-154 около Сочи вполне могла подтолкнуть кого-то из родственников или друзей погибших на самые резкие поступки.

Мы порой удивляемся западным двойным стандартам, насколько там нужно быть деликатным, чтоб не дай-то Бог задеть чьи-то религиозные, национальные чувства, или, что ещё хуже, дать повод к упрёку в сексизме, в отсутствии толерантности к представителям секс-меньшинств либо жирным индивидуумам. Засудят, впаяют штраф или даже срок. Естественно – с запретом въезда в страны Евросоюза и другие государства с особо щепетильной моралью, где, тем не менее, Charlie Hebdo или Jutland Post резвятся безнаказанно.

В Беларуси, конечно же, всё хорошо? Юмор только правильный, идеологически выверенный? Ну хотя бы в рамках приличий. Увы…

Недавно я наткнулся на сравнительно старую книжку, её неоднократно цитировал Председатель СПБ Николай Чергинец в качестве отрицательного примера. Это – сборник «Непоэзия», издательство «Логвинов», Минск, 2009 год. Там, среди прочих, размещены «стихи-пирожки» (четверостишия без заглавных букв, без рифмы и без соблюдения большинства правил орфографии) питерца Владислава Кунгурова, часть из них посвящена каннибализму в блокадном Ленинграде. Цитировать целиком не буду, потому что противно, а также по причине, что каждое четверостишие считается законченным «художественным» произведением с охраной авторских прав.

О мужчине-ленинградце Кунгуров написал: «Он съел жену и он свободен». Соответственно, персонаж готов жениться ещё раз. Бабушка из Ленинграда «в блокаду съела двух детей». И вообще детей кушать приятно, потому что «жир не капает на стол».

Около двух лет назад «Комсомольская правда» сообщила о смерти Кунгурова на 47 году жизни. Не знаю, как в России с «творческим наследием» усопшего, а у нас сборники «Непоэзия» с перечисленными перлами всё ещё попадаются. 

Понятно, что подобные сочинения – это такая шутка, стёб, эпатаж. Для любителей чёрного юмора. Ни автора, ни издательство не привлечь к ответственности. Вот если бы Кунгуров написал, что жену съел конкретный гражданин, то родня обвиняемого в людоедстве запросто засудила бы автора «пирожка». А так, если нет поименованного лично оскорблённого или оклеветанного, пиши, что в голову взбредёт. И печатай любым тиражом.

Я не понимаю. Грубое нарушение общественного порядка, попирающее мораль и нравственность, считается хулиганством и наказуемо в уголовном или в административном порядке – в зависимости от тяжести содеянного. А ведь многие из хулиганских выходок – это просто глупые шутки. Почему же безнаказанным остаётся хулиганство в издательской деятельности?

Анатолий МАТВИЕНКО