Валерию Гришковцу


Валерию Гришковцу

06.07.2020                                                Публицистика


Уважаемый Валерий Федорович! 

Прочитал недавно на сайте, принадлежащем подлецу и негодяю Новикову, обладателю что-то около пяти кличек, Ваше интервью или информацию о Вашей с ним позиции по отношению к Союзу писателей Беларуси, членом которого Вы являетесь. Скажу откровенно, на измышления иуды и перевертыша я бы не стал реагировать. С ним можно спорить только с помощью закона. Это мерзавец, которого выгнали из Союза писателей за клевету и оскорбления авторов, которые пишут на белорусском языке. Например:

«…Странно, что СПБ не защищает интересы своих русскоязычных писателей, от которых откровенно открещиваются даже в изданиях, где учредителем Союз. А «языкастые хлопцы и деўкi не брезгуют переводить свои произведения на «поганую расейскую мову» и печатать в российских изданиях. В общем, про божью росу я все же не напрасно вспомнил…» («Ссы в глаза – всё божья роса» 10.05.2012 г.)

«Ни для одного жителя Беларуси, включая мовофилов, псевдопатриотов, националистов и им сочувствующих, - белорусский (литературный) язык не является «роднай мовай…» («Родной язык (матчына мова), 23.11.2013 г.)

«То же касается и рассуждений о белорусскоязычных писателях. В нашей стране с ними носятся, как с писаными торбами, и даже на российских просторах можно найти их произведения в переводах…» («Писатели – фантазеры, а поэты – фантазеры в квадрате», 09.09.2013 г.)

Сейчас этот бездельник рассказывает сказки, что выгнали его незаконно и сделал это Чергинец. Это – очередная его клевета. Об его исключении было принято решение на Президиуме Союза писателей, чему предшествовало поступление заявлений от всех областных и Минского городского отделений, потребовавших исключение Новикова из Союза за оскорбления белорусскоязычных писателей, разжигание межнациональной розни.

Уже прошло 4 суда в рамках гражданского судопроизводства о защите чести и достоинства, где Новикову дана правовая оценка – клеветник. И теперь еще долго придется ему со своей полпенсии оплачивать моральный вред и другие судебные издержки. И с ним говорить или переписываться – долго после этого руки надо отмывать.

Меня заставил взяться за ручку прекрасный поэт Гришковец, который начал петь в унисон с блогером Новиковым. Скажу честно, содержание Ваших претензий, Валерий Федорович, меня удивило.

1. Вы жалуетесь на маленькую пенсию.

2. Вы недовольны, что Союз писателей не трудоустроил Вас.

3. Вам нечем платить за интернет, и Вы хотели бы, чтобы Союз писателей оплачивал Вам его.

4. Вы считаете Союз писателей Беларуси бесполезным и ненужным (в свете того, что не помогает издать Гришковцу книгу, то ли в другом формате, то ли не в том объеме).

Знаете, создается впечатление, что тот, кто не знает Гришковца, сразу подумает: «Раз Гришковец не имеет материальной выгоды, то и СПБ не нужен». Я же понимаю Гришковца иначе: он – хороший поэт и, наверно, хотел бы, чтобы Союз был при деньгах, но, главное, помогал ему и материально, и издавать книги.

И вот уж не ожидал, что Валерий Гришковец склонен, как и Новиков, подобно хамелеону перекрашиваться в другой цвет и быть приспособленцем у другого, в отличие от Гришковца, подлеца и негодяя Новикова, от которого вынуждена была уйти жена в знак протеста за его оскорбления писателей и, конечно же, Чергинца, который многократно помогал его семье, развелась с ним и вместе с дочерью принесла Чергинцу извинения за него.

Хотелось бы напомнить Вам и то, что Новиков, а не Союз писателей неоднократно на своем сайте вещал о Вашем недуге. Да и вообще, Ваш сегодняшний друг, блогер Новиков, еще не так давно очень щедро Вас поливал на своем сайте. Не думаю, что Вам доставляло удовольствие или Вам было приятно читать такие строки о себе:

«Валерик, родной ты мой. Мой тебе совет – внимательно читай буковки. Если плохо видишь – купи очки. Если это нервное и взгляд скачет по монитору, употребляй пустырник. Только не на спирту – тебе нельзя». («Конец Гришковца-тролля» 06/10/2015)

«О деградации личности Валерия Гришковца я уже рассказывал. Она стала заметна мне около года назад. Этот человек на протяжении долгого времени досаждает мне своими письмами». («Упросил-таки» 27/11/2015 Александр Новиков)

«Совершенно легко втянулся в эту грязную историю поэт Валерий Гришковец. И это не удивительно. Я на протяжении последнего года наблюдаю деградацию личности этого члена Правления СПБ… Его поведение похоже на поведение алкоголика, у которого в трезвом состоянии и под парами оно разное… Уже открыто говорю этому, не имеющему тормозов человеку: с подонками я не общаюсь». («Дьявола можно узнать под любыми одеждами» 02/11/2015 Саша Жабка) 

«Я, как сторонний человек, не могу понять, зачем это все нужно Гришковцу? Ведь он позорит уже не только себя. У него же есть дети. Интересно ли узнавать им, что отец склочник, который отрабатывает свои тридцать сребренников?» («Субботние посиделки. Неприличное слово «пенсионер» 21/02/2016 Саша Жабка)

«И это пишет журналист, которому дали «Медаль Скорины»… Обиделся, что я к нему отношусь, как к твари. Так, если нет ничего человеческого, порядочного, как я могу поступать иначе?» («Вечер откровений...» 15/08/2016 Саша Жабка, ведущий рубрики)

Так кто же на самом деле Валерий Гришковец: умный, гордый, прекрасный поэт, который дорожит своим имиджем, или просто тряпка?

Ведь Новиков своей грязной, неграмотной стряпней оскорбил, оклеветал не только Гришковца, но и уже более 80 литераторов.

Но давайте перейдем к претензиям Гришковца к Союзу писателей.

По поводу маленькой пенсии я бы мог ответить коротко: что заработал, то и получил. Но это было бы несправедливо не только по отношению к Гришковцу, но и ко многим работникам культуры, у которых невысокие пенсии.

Валерий Федорович, пенсию Вам назначал не Союз писателей, а государство в соответствии с Вашим трудовым стажем. Союз писателей не принимает участие в принятии законов и других нормативных актов о пенсионном обеспечении. На этом я еще остановлюсь ниже.

О претензиях к Союзу писателей в отношении издания Ваших книг. Вы пишите: «Если бы хоть одну книгу издать в том виде, в каком предлагал… Но этого, видать, уже не дождусь. От СПБ – точно!»

Неужели Валерий Федорович Гришковец не знает, что СПБ книги не издает, но многократно обращается и в издательства, и в Министерство информации об издании книг наших авторов. Например, я лично был рад, когда издательство «Харвест» по нашей просьбе бесплатно издало Вашу книгу «Я из тех» с вручением Вам в качестве гонорара немалого количества экземпляров этой книги. А что касается Вашего недовольства тем, что в одной книге нельзя поместить и прозу, и стихи, то директор и главный редактор издательства Чергинцу и Гришковцу выразили готовность рассмотреть вопрос об издании стихов отдельным тиражом. И нельзя забывать и о возможностях издательств, которые не могут одновременно печатать многих писателей. Не забудьте, Валерий Федорович, и о том, что издательства не подчиняются Союзу писателей.

Не так давно по ходатайству Союза писателей Беларуси в Министерство информации издательство «Белорусская Энциклопедия им.П.Бровки» издало еще одну Вашу книгу «Остаюсь навсегда…» объемом 303 страницы. Это в то время, как некоторые наши писатели годами ждут, когда им улыбнется счастье и их книга будет издана.

Наша организация получила разрешение Главы государства о создании за счет спонсорских средств собственной типографии. Наш спонсор был готов оказать соответствующую помощь, но этого не случилось благодаря Вашему нынешнему единомышленнику, клеветнику, склочнику, которые забросал госорганы ложными доносами в отношении спонсорской организации, которую только в течение года проверяли 19 раз и чьи счета арестовывали. В результате этих проверок нарушений не выявлено, но компания за это время понесла большие убытки.

А мы ведь уже подобрали и помещение для типографии и определили людей, которые будут в ней трудиться, в первую очередь из числа писателей.

К Вашему сведению, компания сейчас готовит иск в суд о возмещении материального ущерба Новиковым. Сейчас работают адвокаты, подсчитывается сумму ущерба, а это более миллиона долларов.

Но и это еще не все. По уголовному делу по ст.188 УК Республики Беларусь («Клевета») в отношении Новикова, прекращенному по амнистии, готовится гражданский иск о возмещении морального вреда. Следствием вина его доказана.

Характерным является и то, что во время следствия Новиков вдруг привлек пять или шесть свидетелей, которые должны были подтвердить его правоту. Он рассчитывал на то, что за его похвалу на своем позорном сайте они дадут показания в его пользу. Но и тут Новиков пролетел, как фанера над Парижем. Эти люди оказались честными и порядочными и своими показаниями уличили самого Новикова во лжи.

Теперь о Ваших претензиях к СПБ. Не скрою, что и в Союзе имеются отдельные члены, которые считают, что раз они состоят у нас, мы должны заботиться об их материальном положении. Были случаи, когда мы отказывали в приеме в Союз, когда нам задавали вопрос: «А что я буду иметь, если вступлю в ваш Союз?» Мы отвечали, что ничего. Правда, можно было добавить таким, что вступив в наш Союз, вы  будете иметь Новикова Александра Петровича.

Жаль, что Вы, Валерий Федорович, таким образом поддерживаете этого клеветника, который кричит о бесполезности СПБ, некоторых его членов. Есть у нас отдельные писатели, которые не получив какую-то премию или не издав вне очереди свою книгу, с обидой говорят: «Я вам покажу, выйду из СПБ!»

Приведу только один пример. Член нашего Союза, прекрасный писатель и, как я считаю, мой друг, вдруг обиделся на Союз и, конечно же, на Председателя, и за что?

Мы объявили Международный литературный конкурс, посвященный 75-летию Победы над фашистской Германией. Свои работы прислали около 1 300 граждан из более чем 25 стран, в том числе из США, Канады и даже Австралии. Так вот, мой друг вдруг обиделся за то, что ему не досталось призовое место за… поэму. Он и слышать не хотел, что поэмы не вошли в число номинаций в этом конкурсе, и пригрозил, что выйдет из СПБ. Конечно, это его право: вступление в союз и выход – право каждого. Я уверен, что он далек от своей угрозы.

Цели и задачи, права и обязанности СПБ четко прописаны в Уставе. Например, у нас есть право представлять наших членов к государственным наградам. В 2015 году мы воспользовались этим правом и представили прекрасного поэта Валерия Гришковца к государственной награде – медали Франциска Скорины. Когда Председателю СПБ стало известно, что Валерий Федорович получает маленькую пенсию, Чергинец несколько раз беседовал по телефону и с председателем райисполкома, и с его заместителем. Просьба была одна: найти возможность оказать помощь прекрасному поэту и журналисту Валерию Гришковцу в виде трудоустройства. Я рассказал им о маленькой пенсии Гришковца и даже о сердобольной соседке, которая приходит раз в неделю, чтобы сварить ему суп.

Сначала ответ был таков: «Поможем!», а затем: «Мы не можем подобрать ему работу, даже сторожем в школу, из-за его недуга».

Тогда я позвонил руководству облисполкома с такой же просьбой, и мне пообещали, что вопрос будет решен.

К сожалению, Гришковец Валерий Федорович перестал отвечать на мои звонки, и я подумал, что у него все в порядке. На его примере я начал изучать, какие пенсии получают другие наши пенсионеры. Оказалось, ненамного больше. Я, в свою очередь, не менее шести раз обращался письменно и в Администрацию Президента, и в Правительство, объясняя, что писатель, работая над книгой несколько лет, издав ее и получив небольшой гонорар, не имеет возможности ежемесячно выплачивать в пенсионный фонд налог. Мною было высказано и предложение об увеличении размера пенсии для творческих работников, которые награждены государственными наградами за свою деятельность. Категорически против выступили Министерство труда и социальной защиты и Министерство финансов. До сих пор у меня в ушах звучат слова одной из сотрудниц Минтруда и соцзащиты: «А писатель – это разве профессия?». А на одном из моих писем Министр информации наложил резолюцию: «Опять та же песня?»

Видите, чем занимается бесполезный СПБ и его Председатель? Как обидно и даже противно слушать от дилетантов визг: «А зачем такой Союз? Бесполезный Союз!» – и так далее. Ладно, Новиков мстит, что ему дали пинка под зад, но есть же несколько человек и среди наших коллег. Один из них не постеснялся заявить, что СПБ проедает госсредства, а литературу делает СБП. На заседании Президиума автор этого заявления так и не смог назвать хотя бы одно значительное произведение наших коллег из СБП. Как говорится, проглотил язык и ничего толком не смог объяснить. На Президиуме ему назвали много прекрасных наших писателей, книги которых издаются и за рубежом, по которым снимаются прекрасные фильмы. Например, по книге Вячеслава Бондаренко снят популярный кинофильм «Ликвидация».

Об авторитете СПБ. Лжец Новиков, без элементарной совести, которой у него уже и капли не осталось, как он считает, «критикует» произведения наших писателей. Вдумайтесь, Валерий Федорович, произведения почти каждого писателя СПБ отмечены высокими государственными наградами, премиями, многим нашим писателям присвоены почетные звания. Согласитесь, у каждого нормального члена СПБ это не может не вызывать чувство гордости. А жалкие стенания завистников, которые считают, что если им не дали награду, то и Союз плохой, меня не интересуют. Пусть они обращаются к Новикову.

Тот факт, что члены СПБ, кроме книг, изданных в госиздательствах, издают ежегодно до 300 книг, в том числе и за свой счет, уже говорит о полезности СПБ. А День письменности, творческие вечера, поездки писателей по приглашению местных органов власти, учебных заведений, трудовых коллективов – это что, не авторитет СПБ?

А ваш друг (новый? старый?) характеризует наших писателей так: «сволочь», «мразь», «тварь», «старый пердун», «негодяй» и т.д. Это его рецензии на произведения наших писателей. Что, и Валерий Федорович такой же «эксперт» по литературе? Я продолжаю сомневаться.

Давайте, уважаемый Валерий Федорович, попробуем уточнить, для чего нужен Союз настоящим писателям?

Первое. Союз белорусских писателей, чья руководящая верхушка потащила за собой своих членов в бездну грязной драчки с русским языком («Кто не говорит по-белорусски: чемодан – вокзал – Москва»), превратил свою организацию в политическую, выступающую против выбора народа – Президента и политического обустройства страны, против «оккупантской России». За проведение незаконных акций СБП был выдворен из Дома литератора. Через два месяца после этого наш Союз смог добиться того, чтобы взамен занимаемых помещений на проспекте Победителей, 11, нам выделили хотя бы часть помещений в родном Доме литератора. Мы и сейчас вынуждены бороться за каждый метр в этом здании. Кстати, недавно Ваш дружок Новиков написал в Управление делами очередной донос, просил провести проверку, как нами используются помещения. Наверно, долго пыхтел, вспоминал, куда он еще не писал на СПБ.

Наш Союз вынужден платить за аренду части помещений и это в родном-то Доме литератора, построенном для писателей. Мы смогли отремонтировать некоторые помещения, например зрительный зал, где размещены портреты всех исторических лиц, сыгравших большую роль в развитии литературы и народных писателей Беларуси. Именно СПБ своими силами и с помощью руководителей, преподавателей и даже студентов ВУЗов смог создать мемориальный зал, где размещены фотопортреты всех писателей-фронтовиков, оборудовать фойе второго этажа.

«Бесполезный» по Вашему с Новиковым мнению Союз смог добиться такого положения, что, я здесь повторюсь, наши писатели издают каждый год до 300 книг. Мы сотрудничаем с издательством «Харвест», что привело к тому, что на протяжении вот уже десяти лет это издательство бесплатно издало нашим писателям более двухсот книг. Чего не могу сказать об издательстве «Четыре четверти», которое действует по своему коммерческому плану. Им не важно, кто ты: классик или посредственный писатель, плати деньги – тогда издадим.

Вдумайтесь, наш Союз смог добиться того, что Минск – единственный город в мире, где создан Парк писателей. Что, это не заслуга СПБ?

Скажите, уважаемый Валерий Федорович, а то, что в каждой области и столице нашим отделениям выделены бесплатно помещения, где они могут работать, встречаться, общаться – это что, не заслуга СПБ? Конечно, не член СПБ Новиков считает иначе. А как считает член СПБ Гришковец?

А что плохого в том, что мы ежегодно проводим тысячи встреч с детьми, молодежью, рабочими коллективами и воинскими частями? Что плохого, что многие наши литераторы возглавляют литературные кружки и литобъединения?

Вам, наверно, не известно, что руководство СПБ ведет постоянную работу, обращаясь к руководству страны о необходимости повышения гонораров авторам.

Теперь хочу отдельно остановиться на Вашем с Новиковым желании писать в Комитет по государственным премиям о Чергинце. Валерий Федорович, это Ваше право, и карандаш Вам в руки. С нездоровым Новиковым все ясно, там диагноз надо ставить врачам, тем более он уже поплатился за клевету. А как Вы думаете, автор, суммарный тираж книг которого насчитывает более семи миллионов экземпляров, получивший за свои произведения почти все республиканские, всесоюзные, множество международных премий, автор, чьи книги переведены на 17 языков мира, будет страдать от того что что-то там написал малограмотный провокатор, неписатель, чемпион только в одном – в создании доносов, неоднократно признанный судом клеветник, подозреваемый по уголовному делу за клевету?

Давайте прямо скажем: критик Гришковец Валерий Федорович имеет моральное право оспаривать мнение большинства университетов нашей страны, десятков библиотек и заслуженных писателей и деятелей культуры? Или таких писателей, как В.Гниломедов, А.Макаенок, И.Чигринов, В.Богомолов, С.Михалков, В.Быков, который, кстати, писал свои рецензии на книги Чергинца в «большой литературке», а в пяти книгах предисловие? Неужели Вы думаете, что Ваши «рецензии» переменят мнение членов жюри, когда есть более сотни прекрасных отзывов, в том числе и в прессе.

Я, конечно, понимаю, что подлость и зависть безграничны. Ваш дружок Новиков пару лет назад уже писал в Комитет по госпремиям, протестовал против одного нашего поэта. Действовал, как всегда, своими грязными методами: приложил письма «известных писателей нашей страны», а на самом деле сам, под разными кличками, написал несколько обращений.

Конечно, в числе положительных рецензий, думаю, есть смысл поместить, как говориться, ради хохмы, и следующие:

«В последнее время я задавался вопросом – почему академические критики и литераторы не исследуют творчество Николая Чергинца? Ведь он величина значимая для отечественной литературы. Его произведения широко представлены за рубежом, особенно, в России. Возможно, я просто не знаю аналитических работ о достаточно многогранном и интересном писателе».

 «Произведения Николая Чергинца пользуются у нас, а особенно в России, неимоверным спросом. Некоторые из них выдержали не один тираж. Тем не менее, находится немало «критиков» творчества известного в мире писателя. Собственно, критикой трудно назвать хамские отзывы, огульное охаивание творчества писателя».

 «Да, я не могу обойти стороной (это уже просто некорректно с моей стороны и я не собираюсь обращать внимание на критиканов) Николая Чергинца, о котором будет сказано объективно лишь некоторое время спустя. Вообще, я не понимаю его излишней скромности и очень тихого молчания окружения. Лишь на последнем Пленуме, несколько дней назад, было обращено внимание, что Николай Чергинец, при всем его вкладе в литературу и СПБ, не является лауреатом Государственной премии в области литературы. Я знаю, почему такое произошло, но это, опять-таки, связано со скромностью этого неординарного человека и убогостью наших отдельных литературных чиновников. Более четырех десятков популярных на протяжение десятилетий книг, только идиоты могут не заметить».

Вы не догадываетесь, кто это писал? Я Вам открою секрет – это Новиков Александр Петрович, который, несмотря на свое лизоблюдство, получил пинок под зад, Вы сами знаете за что.

От тюрьмы его спасла амнистия, будем считать, что ему повезло. Но, судя по его нынешней деятельности, у него снова появились шансы оказаться на весьма неудобной скамье. К этому еще будет добавлена реабилитация фашизма.

Мне очень хотелось бы, чтобы Вам, Валерий Федорович, жилось лучше. Что же касается оплаты Союзом вашего личного интернета, то, пожалуйста, позвоните, сообщите необходимые сведения, куда и за что платить. Если нет законных оснований оплачивать Союзом, то заплачу я.

Я по-прежнему сочувствую Вам, и мне очень жаль, что наш писатель на старости лет бедствует, причем хороший писатель.

Николай ЧЕРГИНЕЦ